+7 (499) 938-69-47  Москва

+7 (812) 467-45-73  Санкт-Петербург

8 (800) 511-49-68  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Вещное право германии 2019 год

Общая норма БГБ, характеризующая право собственности, — § 903, согласно которому «собственник вещи может, если тому не препятствуют закон или права третьих лиц, распоряжаться вещью по своему усмотрению и устранять любое вмешательство». Таким образом, кодекс выделил два основных правомочия собственника: позитивное — распоряжаться вещью по своему усмотрению и негативное — устранять других лиц от воздействия на неё. Такая характеристика права собственности (обширное господство над вещью и исключительность этого господства) носит традиционное римское происхождение. Тем не менее обширная правовая власть собственника имеет определённые ограничения. В частности, собственник животного при осуществлении своих полномочий должен учитывать особые предписания об охране животного (§ 903), собственник вещи не имеет права воспретить другому лицу воздействие на эту вещь, если такое воздействие необходимо для предотвращения наличной опасности и предполагаемый вред существенно превысит вред, нанесённый собственнику вследствие воздействия на вещь (§ 904), собственник земельного участка не может воспретить действия, осуществляемые на такой высоте или глубине по отношению к его участку, что устранение воздействия не представляет для него интереса (§ 905), собственник земельного участка не может воспретить проникновения к нему с другого участка газов, паров, запаха, дыма, копоти, тепла, шумов сотрясения и иных подобных воздействий, если они не влияют или незначительно влияют на использование участка (§ 906) [116] .

В качестве самостоятельного института БГБ регулирует владение (нем. Besitz), уделяя ему значительное внимание. Конструкция германского владения существенно отличается от римского и французского. По учению римских юристов основными элементами владения (лат. possessio) считались corpus (фактическое господство над вещью) и animus (намерение, воля обладать вещью); для этой конструкции характерно различие между владением и держанием (лат. detentio), унаследованное Кодексом Наполеона (ст. 2228). БГБ отверг римскую волевую конструкцию и установил, что «владение вещью приобретается достижением фактической власти над вещью» (§ 854). Соответственно, норма § 856 гласила: «Владение прекращается, если владелец откажется от фактической власти над вещью или иным образом лишится её». Устранив волевой элемент, германский законодатель резко расширил область владения: владельцами стали признаны некоторые категории недееспособных лиц (например, дети) и ряд лиц, обладающих вещами на договорной основе (арендаторы, залогодержатели, хранители и др.). Признав владельцем помимо собственника лицо, временно обладающее вещью на основе обязательственных отношений, законодатель «удвоил» владение, создав особую конструкцию непосредственного и опосредованного владения: как гласит § 868, «если лицо владеет вещью в качестве узуфруктуария, залогодержателя, арендатора, нанимателя, хранителя или на основании иного подобного правоотношения, в силу которого оно вправе или обязано по отношению к другому лицу временно владеть определённой вещью, то последнее также является владельцем (опосредованное владение)». Устранив из владения римский волевой элемент, БГБ существенно расширил сферу владельческой защиты: в частности, согласно § 858 лицо, которое лишает владельца его владения помимо воли последнего или препятствует ему в осуществлении владения, действует противоправно (запрещённое самоуправство), за исключением случаев, когда законом разрешается подобного рода лишение или воспрепятствование [117] .

Система вещных прав по уложению была своеобразной для своего времени и вместе с тем традиционной для германской редакции римского права. Подобно римскому праву классической эпохи и гражданским кодексам XVIII — начала XIX в. особое вещное право составляло владение.

Владение понималось как реализация кем-либо своего господства над вещью. Причем в одинаковой степени владение распространялось на любые вещи, доступные гражданскому обороту. Владение охранялось, и никто не мог самоуправно отобрать его. В этом последнем случае образовывалось порочное владение, которое не давало основания для последующего образования прав собственности на вещь. Ненасильственное, добросовестное владение не запрещалось передавать другому лицу, пользователю, или даже отчуждать. Права лиц, осуществляющих посредственное владение (т. е. на основании соглашения), также охранялись.

Право собственности определялось также традиционно для германского права через противопоставление свободного распоряжения собственника своей вещью и отсутствие вмешательства третьих лиц в это право: «Собственник вещи может, насколько тому не препятствует закон или права третьих лиц, обращаться с вещью по своему усмотрению и устранять других от всякого на нее воздействия» (§ 903). Таким образом правомочия собственника понимались комплексно, имели исключительный характер. За собственником признавались неограниченные права по отчуждению вещи, а также по истребованию ее от всякого владельца. Вместе с тем такое истребование не должно было нарушать прав тех, кому на законных основаниях вещь была передана в аренду, в иное пользование и т. п. Таким образом собственнические права далеко не были абсолютными.

Право земельной собственности сохранило возможность внедоговорных отношений между собственником земли и ее непосредственным пользователем; за этими институтами отчетливо были видны пережитки вотчинных, полуфеодальных отношений, сохраненных в новом виде. Земельный участок изначально мог быть связан с некоторыми обременениями: вотчинными повинностями в пользу другого лица, которым чаще был номинальный собственник. Такой пользовладелец не мог переделывать вещь по своему усмотрению, существенно изменять ее вид. Повинности могли принять вид и денежного долга, выплачиваемого в виде периодической ренты. Сохранялся такой институт, как право преимущественной купли участка у собственника, основываясь на таком пользовладении.

ПРАВО СОБСТВЕННОСТИ И ДРУГИЕ ВЕЩНЫЕ ПРАВА ГЕРМАНИИ

§3.1 Понятие и содержание права собственности

Право собственности — главное вещное право, центральный институт гражданского права Германии. ГКГ исходит из концепции единого права собственности и закрепляет цельность понятия собственности. Право собственности не является простой суммой отдельных правомочий собственника. Собственник вправе, если этому не препятствуют указания закона или права третьих лиц, распоряжаться вещью по своему усмотрению и отстранять других от всякого на нее воздействия. Все прочие лица могут реализовывать свои полномочия в отношении определенного имущества только в тех пределах, которые предоставлены им собственником.

Право владения — предоставляемая законом возможность фактического обладания движимой или недвижимой вещью. Владение может быть элементом большого числа обязательственных и вещных правоотношений. Гражданское право Германии рассматривает владение в качестве самостоятельного института, регламентируемого более подробно, нежели право собственности. Соответственно расширена и сфера владельческой защиты. Основным элементом владения является фактическое осуществление господства над вещью, в котором воплощается также и владельческая воля. Владение может быть непосредственным и опосредованным. Непосредственным владельцем признается лицо, которое не только «держит в руках» вещь, но и способно осуществлять господство над ней, не соприкасаясь с ней (к примеру, владелец автомобиля, оставленного на стоянке). Лицо, допускающее фактическое обладание вещью другим лицом, считается опосредованным владельцем. Для признания факта владения вещью необходимо намерение создать такое владение.

§3.2 Вещные права

Вещные права считаются подвидом абсолютных имущественных прав и устанавливаются в ФРГ исключительно законодательством (т.е. перечень их является закрытым). Таковыми могут быть право собственности и ограниченные права. Последние, в свою очередь, подразделяют на права пользования (узуфрукт, сервитуты, наследственное право застройки, право пользования жилыми помещениями); права распоряжения, называемые также правами на чужие вещи (залог, ипотека и обременения земельного участка — поземельный и рентный долг); права приобретения (преимущественное право покупки, право на присвоение бесхозяйной вещи и др.).

Это интересно:  Выкуп земельных участков в костромской области 2019 год

Объектами вещных прав по гражданскому праву ФРГ являются лишь материальные (телесные) предметы, т.е. вещи. Обязательственные права и нематериальные блага за некоторыми исключениями не регламентируются вещным правом. Отдельные права требования могут быть выражены в ценных бумагах, тогда переход права собственности на них и их залог регламентируются вещным правом. Залоговое право и узуфрукт определены в ГКГ как «право на права».

Недвижимой вещью ГКГ признает землю и составные части земельного участка, т.е. вещи, прочно связанные с землей (строения, растения на корню, семена, высаженные в почву), а также и права, связанные с правом собственности на земельный участок. Все то, что не является недвижимостью, признается движимыми вещами.

Правовыми последствиями разделения вещей на движимые и недвижимые являются различия в возникновении и прекращении права собственности на них.

Вещное право на недвижимость может возникнуть или прекратиться только при условии занесения его в так называемую поземельную книгу. Существует презумпция истинности сделанной в поземельной книге записи о принадлежности недвижимости указанному в ней лицу. Такое лицо будет считаться носителем прав на недвижимость, пока в поземельную книгу не будут внесены исправления. При споре преимущество признается за правом, которое ранее указано в поземельной книге.

Сделки с движимыми вещами не требуют специальной формы, если иное не установлено законом (к примеру, договор о потребительском кредите должен быть заключен в письменной форме).

§3.3 Вещные права на чужие вещи

Вещные права на чужие вещи, как правило, имеют своим основанием соответствующие договоры.

Залог — наиболее распространенное вещное право на чужие вещи, выступает одним из способов обеспечения исполнения обязательств, и вследствие широкого распространения в гражданском обороте весьма подробно регламентируется гражданским правом Германии. Допускается как залог движимых вещей (заклад), так и залог недвижимости (ипотека). При закладе движимые вещи обязательно передаются во владение залогодержателя. Ипотека устанавливается в нотариальной форме и заносится в поземельную книгу. Ипотека может быть оборотной и обеспечительной. Для оформления оборотной ипотеки выдается залоговое свидетельство, а для оформления обеспечительной ипотеки (иначе именуемой «книжной») такого свидетельства не требуется.

Земельные (вещные) и ограниченные личные сервитуты менее обременительны для собственника, так как они ограничивают лишь отдельные его правомочия по свободному распоряжению его собственностью в пользу лица, которому предоставлены. При земельном сервитуте такое ограничение установлено в пользу собственника другого («господствующего») земельного участка, при ограниченном личном сервитуте — в пользу определенного лица.

Узуфрукт в соответствии с ГКГ представляет собой право пользования имуществом, принадлежащим другому лицу, допускающее присвоение приносимых этим имуществом плодов (доходов), при условии сохранения существа этого имущества. Узуфрукт для его пользователя (узуфруктария) может быть установлен пожизненно, на определенный срок или до наступления условия, прекращающего право пользования (к примеру, узуфрукт в наследственных отношениях действует в течение жизни узуфруктария). У собственника в течение этого срока остается право осуществлять контроль узуфруктария, который извлекает из имущества выгоды в виде получаемых плодов (от растений, деревьев и т.д.) и доходов (сумм арендной платы, процентов и т.д.). Узуфруктарий обязан сохранять используемое имущество, оберегать его от порчи и эксплуатировать его в соответствии с назначением.

ГКГ установлено особое вещное наследственное право застройки (суперфиций), представляющее его обладателю возможность возведения и (или) эксплуатации здания на чужом земельном участке или под этим участком. Право застройки возникает на основании договора между собственником участка и застройщиком. Оно подлежит регистрации в поземельной книге. Обладатель такого права обязан уплачивать собственнику участка ренту и не приобретает прав собственности на возведенное строение. Гибель строения не прекращает данного права, если иное не установлено в договоре между собственником и застройщиком.

Вещное право германии

Библиографическая ссылка на статью:
Пронькина И.Ю. Сравнительный анализ понятия и признаков вещных прав в гражданском праве Германии и России // Политика, государство и право. 2014. № 6 [Электронный ресурс]. URL: http://politika.snauka.ru/2014/06/1747 (дата обращения: 07.02.2019).

Вещное право традиционно занимает особое место в правовой системе любого правопорядка. Его существование и функционирование является залогом нормального развития всей системы имущественных отношений, а вопросы понятия и признаков вещных прав являются исходным началом для их понимания и регулирования. Однако проблематика данных вопросов на теоретическом уровне в отечественной доктрине является недостаточно изученной. Ввиду данных обстоятельств особо интересным представляется опыт Германии. Так, по меткому замечанию В. Бергмана и Е.А. Суханова «правовые идеи, заложенные в основу Германского гражданского уложения, являются исторически более близкими для отечественного правопорядка» [ 1, с. 5 ].

Следует отметить то, что в российском и немецком законодательстве существует много общих институтов и категорий.

В обеих странах развито понятие вещного права, которое включает в себя категории права собственности и ограниченных вещных прав, что нетипично для стран англо-американской правовой семьи.

Законодательно определение вещного права не закреплено ни в России, ни в Германии. Оно выработано доктриной и в основном строится на перечислении основных признаков вещного права, как правило, с обязательным указанием на признаки непосредственного господства над вещью и абсолютного характера. Так, немецкий юрист Г. Дернбург рассматривал вещные права как такие, которые дают непосредственное господ­ство над телесными вещами, над каковыми простирается их действие. Если со стороны владельца последует выдача вещей, т.е. фактический возврат, правовое положение заинтересованных лиц нисколько не изменяется, а изменяется лишь фактическое состояние. Сущность вещного права у современных зарубежных правоведов основывается на его понятии в пандектном праве. Например, немецкий правовед Вилинг отмечает то, что специфическое качество вещного права состоит в том, что оно непосредственно «охватывает» вещь, которая принадлежит человеку; это хозяйственное господство дает владельцу полномочия воздействовать на вещь без участия третьих лиц. Напротив, обязательственное требование не дает тако­го предметного господства; управомоченное в силу права лицо может требовать от обязанного осуществления определенного действия. Тот, кто еще не получил во владение купленную вещь, не имеет еще никакого права на нее; он может требовать только от продавца, чтобы он передал ему вещь [ 2, с. 23-25].

В современной гражданско-правовой науке России существует сходная с немецкой цивилистикой тенденция к пониманию вещного права. Так, Е.А. Суханов дает следующее его определение: «вещные права оформляют и закрепляют принадлежность вещей (материальных, телесных объектов имущественного оборота) субъектам гражданских правоотношений, иначе говоря статику имущественных отношений, регулируемых гражданским правом» [3,с. 251]. По мнению Ю.К. Толстого, «под вещным правом принято понимать право, обеспечивающее удовлетворение интересов управомоченного лица путем непосредственного воздействия на вещь, которая находится в сфере его хозяйственного господства»[4, с.121].

Но, необходимо заметить, что в Проекте редакции Гражданского кодекса Российской Федерации вещное право определено следующим образом: «вещное право предоставляет лицу непосредственное господство над вещью и является основанием осуществления вместе или по отдельности правомочий владения, пользования и распоряжения ею в пределах, установленных Гражданским кодексом Российской Федерации».

Cерьезной отличительной особенностью германской доктри­ны вещного права от отечественной цивилистики является отсутствие споров относительно понятия, признаков и принципов вещного права. Эти элементы представляют фундамент современного вещного права Германии. Среди признаков немецкая доктрина выделяет: абсолютный характер и непосредственное господство над вещью; среди принципов: принцип абсолютности, который означает всеохватывающую защиту вещных прав, действующую против всех и каждого; принцип публичности, средствами которого для вещей движимых является владение, а для вещей недвижимых — Поземель­ная книга, с владением; принци­п специальности согласно которому предметом распоря­жения всегда должно являться определенное право либо его доля, а не совокупность прав как таковая; принцип передаваемости вещных прав, который означает, что все вещные права способны к передаче, которая происходит посредством вещного договора в Германии; принцип ограниченного перечня вещных прав — «типизации», который сводиться к тому что вещные права по виду и содержанию урегули­рованы исчерпывающим образом законом и, наконец, принцип разделения, который означает системное деление между обязательственной и распорядительной сделками (разновидностью которой является вещный договор) при передаче вещных прав и принцип абстракции, согласно которому правовая основа (causa) распорядительной сделки содержится не в ней самой, а в обязательственной сделке (так называемая внутренняя абстракция). Отсюда передача (права!) как абстрактная распорядительная сделка может быть исполнением любого обязательства (как договора купли-продажи, так и договора дарения и пр.) [5, с. 53-63].

Это интересно:  Основания возникновения частного сервитута 2019 год

Что касается России, то большинство отечественных ис­следователей считают основополагающими следующие признаки вещных прав: абсолютный характер; особый объект (телесная вещь); непосредственное отношение лица к вещи без участия иных лиц; защита при помощи особых, вещно-правовых исков; способы и основания возникновения вещных прав (их виды и содержание определяются законом); следование за вещью [2, с. 32].

Первый признак- абсолютный характер предполагает обязанность всех иных лиц не препятствовать осуществлению субъектом принадлежащих ему правомочий. То есть праву одного лица соответствует пассивная обязанность неопределенного круга лиц воздерживаться от нарушения данного права.

Любое вещное право есть отношение субъекта к вещи, юридически закрепляющее его господство над вещью (в то время как обязательственное право есть отношение между субъектами, выступающими в качестве носителей прав и обязанностей). Отсюда вытекает следующий признак вещного права – юридическая связь с вещью, господство над ней, а не над поведением другого, обязанного лица [3, с. 496].

Третий признак вещного права связан с определением его объекта, поскольку объектом любого вещного права всегда является вещь (имущество), существующая в форме физического тела (телесная вещь). Объектами вещных прав признаются только вещи, причем индивидуально определенные.

Следующий признак – абсолютный характер защиты. М.В. Карпычев, А.М. Хужин указывают, что принцип всеобщей охраны прав характерен праву (как системе норм) в целом, а потому обязанность признавать, уважать, не нарушать, соблюдать и т.д. – это общий признак всякого правоотношения уже как общественного отношения, независимо от того, будет ли оно по своей структуре абсолютным или относительным, вещным или обязательственным [6, с.218].

Вещное право, как правило, носит абсолютный характер, что делает необходимой его гражданско-правовую защиту с помощью вещно-правовых исков, которые могут быть направлены против любых лиц, в том числе и против собственника имущества, если речь идет о защите интересов обладателя ограниченного вещного права. Правда, по нашему праву вещно-правовой иск во многих случаях может предъявить и субъект обязательственного, а не вещного права. Однако субъект вещного права в этом своем качестве не сможет воспользоваться обязательственно-правовым иском в свою защиту.

В-пятых, из абсолютного характера вещных прав, действующих в отношении всех третьих лиц, которые должны быть четко осведомлены о содержании и видах таких прав, вытекает необходимость исчерпывающего определения в законе как видов вещных прав, так и их содержания [3, с. 495].

Шестым признаком вещного права является право следования, при котором переход права собственности (или иного вещного права) на вещь (имущество) к другому лицу не является основанием для прекращения других вещных прав на эту вещь (то есть право следует за вещью). Можно выделить и иные признаки (свойства), характерные для разновидностей вещных прав. В частности, для права собственности и некоторых ограниченных вещных прав присущ бессрочный характер.

Л.В. Щенникова в качестве одного из важных свойств вещного права называет исключительность и предлагает закрепить законодательно общее правило, наделяющее вещные права свойством исключительности, поскольку полагает, что «важно закрепление на уровне Гражданского кодекса Российской Федерации правила, в соответствии с которым при установлении определенного вещного права в отношении данного предмета никакое иное право, аналогичное по содержанию первому, не может быть установлено» [7, с. 31].

Некоторые исследователи выделяют еще и такой признак в отношении вещных прав, как преимущественное удовлетворение вещно-правовых требований по сравнению с требованиями обязательственного характера, так называемое право старшинства [8, с.75]. Однако это не бесспорно, так как, к примеру, при ликвидации юридического лица (в том числе в случае признания его банкротом) требования кредиторов по обязательствам, обеспеченным залогом имущества ликвидируемого юридического лица, удовлетворяются лишь в третью очередь, а при ликвидации банков или других кредитных учреждений, привлекающих средства граждан, и вовсе в четвертую очередь (п. 1 ст. 64 ГК РФ).

Признавая важность признаков вещного права, законодатель закрепил некоторые из них в Концепции развития гражданского законодательства РФ и Проекте редакции ГК РФ. Так, среди признаков в Проекте отмечены следующие: 1-вещное право непосредственно обременяет вещь и следует за вещью; 2-вещное право по общему правилу не имеет срока действия; 3-утрата владения вещью не прекращает вещного права на нее; 4-вещное право защищается от нарушения его любыми лицами, то есть обладает абсолютным характером; 5-вещными являются права, прямо названные таковыми в Гражданском кодексе РФ; 6- вещные права на недвижимые вещи подлежат государственной регистрации и возникают с момента такой регистрации [9, ст. 221, 222].

Нельзя не отметить существующие на страницах российской юридической ли­тературы многочисленные сомнения относительно признаков вещного права, критериев разграничения вещных и обязательственных прав и, как следствие, аргументации новых оснований для их разделения. Основанием для такого вывода послужило то обстоятельство, что признаки, которыми обладают вещ­ные права, свойственны и некоторым обязательствам. Отсутствие единого понимания видов и содержания признаков вещных прав приводит к разногласиям не только в теории, но и в практике. И как следствие этого некоторые уже существующие права, имеющие признаки вещных, к ним не отнесены (например, ипотека). Также отсутствие единого взгляда на признаки дает возможность цивилистам относить к вещным правам те, которые такими не являются. Так, С.А. Зинченко и В.В. Галов приходят к выводу о включении в состав ограниченных вещных прав нового права- незаконного владения- т.е. временного права, которое возникает у самовольного застройщика, которое в дальнейшем будет прекращено (при сносе самовольной постройки) или трансформировано в право собственности [10, с.130]. Авторы данной концепции не учитывают признаки ограниченных вещных прав, которые всегда производны от права собственности. Если нет права собственности, то не может быть и ограниченного вещного права.

Ряд авторов среди которых Кудрявцева Г.А.[11, с.60], Карномазов А.И. [12, с. 28], Коновалов А.В. [13, с. 59-61], Хлобыстова Е.А. [14, с. 20] относят права учреждения самостоятельно распоряжаться доходами от собственной приносящей доходы деятельности как вещное право. В то время когда в данном случае, по меткому замечанию Суханова Е.А., речь идет о корпоративных, а не о вещных правах.

Это интересно:  Поворотные точки границ земельного участка это 2019 год

Библиографический список

  1. Германское право: Гражданское уложение. Перевод с немецкого. Ч. 1 / Науч. ред.: Залесский В.В.; Пер.: Елисеев Н.Г., Лизунов А.А., Шеленкова Н.Б.; Введ.: Бергман В., Суханов Е.А. М., 1996.
  2. Емелькина И.А. Система ограниченных вещных прав на земельный участок. М., 2013.
  3. Российское гражданское право: Учебник: В 2 т. Т.1: Общая часть. Вещное право. Наследственное право. Интеллектуальное право. Личные неимущественные права / Отв. ред. Е.А. Суханов. М., 2014.
  4. Гражданское право. В 3-х т. Т. 1 / Под ред. Ю.К. Толстого, А.П. Сергеева. М., 2009.
  5. Волочай Ю.А. Приобретение права собственности на недвижимое имущество по договору: сравнительный анализ законодательства России и Германии. М., 2013.
  6. Гражданское право / Под ред. А.М. Хужина, М.В. Карпычева. М., 2010.
  7. Щенникова Л.В. Вещное право: Учебное пособие. Пермь, 2001.
  8. Манько Е.А. Признаки ограниченных вещных прав // Вестник ВГС. 2008. № 2. С. 75. С. 70-79.
  9. О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации: Проект Федерального закона № 47538-6 [Электронный ресурс]: Доступ из справ.-правовой системы «Консультант Плюс». (дата обращения: 20.03.2014 г.)
  10. Зинченко С.А., Галов В.В. Собственность и производные вещные права: теория, практика. Ростов н/д., 2003.
  11. Кудрявцева Г.А. Предпринимательская деятельность некоммерческих организаций: проблемы правоприменения // Юридический мир. 2002. №3. С. 56-62.
  12. Карномазов А.И. Право учреждения на самостоятельное распоряжение имуществом // Юрист. 2002. №7. С.11-18.
  13. Коновалов А.В. Владение и владельческая защита в гражданском праве. Спб., 2001.
  14. Хлобыстова Е.А. Отдельные проблемы участия учреждений в гражданском обороте // Юрист. 2007. №3. С. 19-21.

Ограниченные вещные права на земельный участок. Сравнительный анализ: Россия и Германия.

А. В. Буденчук,
студентка 2 курса юридического факультета Омской юридической академии г. Омск

Прежде чем говорить об ограниченных вещных правах на земельные участки, необходимо вспомнить, что собой представляет в целом вещное право. Вещное право – субъективное гражданское право, объектом которого является индивидуально-определенная вещь. Лицо, обладающее вещным правом, осуществляет его самостоятельно, не прибегая для этого к каким-либо определённым действиям, содействию других обязанных лиц. Собственник вещи владеет, пользуется и распоряжается ею по своему усмотрению в пределах, установленных законом. Вещные права можно разделить на 2 группы: на право собственности и на ограниченные вещные права. В свою очередь ограниченные вещные права представляют собой ограниченный комплекс прав в отношении имущества. Чаще всего это выражается в невозможности определять юридическую судьбу вещи (распоряжаться ею). Существует несколько видов ограниченных вещных прав.

В Российском законодательстве ограниченные вещные права на земельный участок регулируются разделами II ГК РФ и главой IV ЗК РФ.
Анализ законодательства стран континентальной Европы показал, что земельные сервитуты следует классифицировать по двум основаниям: по цели их использования и по содержанию. Исходя из первого критерия, система поименованных групп сервитутов в праве стран романо-германской правовой семьи выглядит следующим образом: земельные и ограниченные личные земельные сервитуты; городские и сельские земельные сервитуты.
Согласно второму критерию, система групп сервитутов включает в себя: положительные и отрицательные земельные сервитуты; сервитуты, устанавливаемые по волеизъявлению отдельных лиц и сервитуты, установленные законом. Согласно второму критерию, система групп сервитутов включает в себя: положительные и отрицательные земельные сервитуты; сервитуты, устанавливаемые по волеизъявлению отдельных лиц и сервитуты установленные законом.

Исходя из классических представлений, при совпадении права собственности и вещного сервитута у одного и того же лица происходит прекращение ограниченного вещного права на земельный участок. Гражданское уложение Германии (ГГУ) устанавливает, что при совпадении права собственности на земельный участок и вещного сервитута у одного лица, последний не прекращается автоматически. Он может продолжать свое существование. Данная правовая конструкция позволяет владельцу земельного участка, в случае возможного прекращения права собственности в будущем, оставить за собой вещный сервитут[1]. На наш взгляд, в российском законодательстве необходимо закрепить рассмотренное положение. Это даст дополнительную гарантию участникам имущественных правоотношений в сфере осуществления и защиты своих законных прав на земельные участки.

Несмотря на деление права в Германии на публичное и частное, публичные вещи подчиняются единственному порядку собственности, который сформулирован в ГГУ. Следовательно, публичные вещи выступают в качестве объекта субъективного права собственности в его частноправовой трактовке. Что касается прецедентов закрепления категории «публичная собственность» в законодательстве земель Гамбург, Баден-Вюртемберг[2].

Субъективное право собственности (в универсальном частноправовом смысле) и публично-правовой сервитут на одно и то же имущество в совокупности создают особое публично-правовое владение вещью, которое содержит в себе различные дробные права пользования, с одной стороны, и специфические публично-правовые обязанности по эксплуатации имущества — с другой. Значение сервитута состоит еще и в том, что частноправовые обязанности собственника вытесняются в соответствующем объеме публично-правовым владением вещь. Другими словами, публично-правовое владение вещью – это результат обременения права собственности публично-правовым сервитутом.

Как и любой другой собственник, собственник земельного участка может осуществлять в отношении земельного участка правомочия владения, пользования, распоряжения. Однако осуществление этих правомочий имеет определенную специфику. Правомочия пользования землей как элемент содержания права собственности на нее означают закрепленную законом возможность хозяйственной эксплуатации земли путем извлечения ее полезных свойств или получения дохода от земли. В процессе использования земли собственник имеет право использовать находящиеся на его земельном участке торф, пресные подземные воды, водные объекты, возводить жилье, производственные или иные строения и сооружения, осуществлять перестройку или снос, разрешать строительство на своем участке другим лицам с соблюдением требований законодательства, осуществлять мелиоративные работы в соответствии с природоохранными требованиями.

Многие ученые[3] большое внимание уделяют предложению ввести такое понятие вещного права как ограниченное владение земельным участком. Согласившись с учеными, мы полагаем, что такое право должно обладать рядом характеристик, которые четко определяли бы права и обязанности сторон данных правоотношений. Представляется, что право ограниченного владения не должно препятствовать собственнику в любой момент приобрести иное вещное или обязательственное право на соответствующий земельный участок. В этом случае право ограниченного владения будет прекращено, однако в последующем, если другое право собственника здания на земельный участок в свою очередь прекратится, право ограниченного владения снова возникнет.

[1] Электронный ресурс: http://portal-law.ru/articles/zemel/priobretenie_i_prekrashenie_prava_sobstvennosti_na_zamelniy_uchastok/

[2] Электронный ресурс: http://www.grandars.ru/college/pravovedenie/chastnoe-pravo.html

[3] Концепция развития гражданского законодательства о недвижимом имуществе / Под ред. В.В. Витрянского, О.М. Козырь, А.А. Маковской. М., 2004. С. 33.

Статья написана по материалам сайтов: studbooks.net, politika.snauka.ru, conf.omua.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector