+7 (499) 938-69-47  Москва

+7 (812) 467-45-73  Санкт-Петербург

8 (800) 511-49-68  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Защита сервитутов в римском праве 2019 год

Читайте также:

  1. Антропогенные воздействия на леса и другие растительные сообщества. Экологические последствия воздействия человека на растительный мир. Защита растительных сообществ.
  2. БИОЛОГИЧЕСКАЯ ЗАЩИТА ОТ ВОЗДЕЙСТВИЯ ЭЛЕКТРИЧЕСКИХ И МАГНИТНЫХ ПОЛЕЙ
  3. Виды земельных сервитутов в России
  4. Воздействие электромагнитных полей и излучений. Защита от электромагнитных полей и излучений.
  5. Возрождение сервитутов в России (вместо заключения)
  6. Выживание в городе: защита от мошенничества, воровства, противоправных действий.
  7. Выполнение и защита сетей наружного освещения
  8. Гарантии и защита прав акционеров
  9. Глава 2. Защита от негативных факторов
  10. Глава 3. ОХРАНА И ЗАЩИТА ЛЕСОВ
  11. Государственная защита прав потребителей
  12. Государственная охрана прав личности и защита обвиняемого адвокатом (Права и обязанности защитника в уголовном процессе)

Сервитуарий для защиты принадлежащего ему права мог восполь­зоваться, с одной стороны, петиторными исками, а с другой — пре-торскими интердиктами. В квиритском праве сервитуты защищались посредством vindicatio servitutis, поскольку в этот период считалось, что сервитуарий имеет право собственности на часть чужой вещи и, следо­вательно, для защиты этого ius in re, как и всякий собственник, может применить в индикационны и иск.

С развитием римской юриспруденции, когда сервитутное право по­лучает значение одного из видов ius in re aliena, вместо rei vindicatio субъ­ект цивильного сервитута приобрел для его защиты особый actio confessoria 1 .

Конфессорный иск был прямым (первоначальным) и применялся в двух случаях: а) для отражения притязаний юридического характера на сервитут со стороны третьего лица; б) для устранения препятствий факти­ческого характера, мешавших использованию сервитута. Таким образом, в конфессорном иске могли быть объединены все те требования, для реа­лизации которых собственнику пришлось бы предъявить негаторный или прогибиторный иски 2 .

Мог ли конфессорный иск применяться в случае утраты владения зе­мельным сервитутом, т.е. конструироваться по аналогии с виндикацион-ным иском? Думается, нет. Дело в том, что утрата владения сервитутным правом невозможна без одновременной потери владения господствующим участком, в отношении которого (в отличие от служебного) сервитуарий обладал не соответствующим ius in re aliena, а правом собственности. Следовательно, для защиты владения сервитутом его субьект должен был первоначально восстановить свое владение в отношении praedium domi-nans. Этого сервитуарий, будучи собственником такого участка, мог до-

См.:ДормидонтовГ.Ф. Система римского права: Вещное право. Казань, 1913. С. 167.

2 См.: Памятники римского права: Законы XII таблиц; Институции Гая; Дигесты Юстиниана.

1 Buckland W. W. The Protection of Servitudes in Roman Law // Law Quarterly Review. 1930. October. P. 447; Kaser M. Roman Private Law. L., 1968. P. 121; Biondi B. Le servitu prediali nel diritto romano. P. 343.

2 См.: Иоффе О.С., Мусин В.А. Основы римского гражданского права. Л., 1974. С. 87.

Глава I. Сервитуты в римском, русском дореволюционном и современном российском гражданском праве________________

биться, используя обычный виндикационный иск. Восстановление же pos-sessio господствующей землей автоматически влекло и восстановление утраченного владения сервитутным правом, поскольку в данном случае сервитут выступал в качестве принадлежности к главной вещи (господ­ствующему участку земли), а потому следовал ее судьбе. Таким образом, восстановление владения земельным сервитутом осуществлялось не с помощью конфессорного иска, а посредством обычного actio vindicatio, принадлежавшему сервитуарию как титульному собственнику господ­ствующей земли.

Вместе с тем, аналогичного вывода нельзя сделать в отношении actio confessoria, применявшегося для защиты servitutes personarum. Дело в том, что существование личных сервитутов не связано с необходимостью на­личия двух соседних земель, принадлежащих разным собственникам. На­личие или отсутствие у сервитуария права собственности на соседний участок в данном случае не имеет никакого значения. Поэтому восстано­вить владение личным сервитутом через защиту владения praedium domi-nans здесь невозможно. В силу этого лицо, утратившее possessio личным сервитутом (например, вследствие отобрания раба или животного, в от­ношении которых оно обладало орегае), могло предъявить конфессорный иск, предметом которого было бы требование о восстановлении владения соответствующим ius in re aliena (через истребование раба или животного у собственника). Такой иск, как мы видим, по предмету аналогичен вин-дикационному.

Истцом по actio confessoria являлся собственник, эмфитевтор или су-перфициарий praedium dominans, а ответчиком — собственник, пожизнен­ный владелец, застройщик служащего участка или же вообще посторон­нее лицо. Истец должен был доказать: во-первых, возникновение сервиту­та, т.е. способ, которым он приобрел сервитут; во-вторых, установление сервитута собственником или субъектом иного ius in re в отношении praedium serviens; в-третьих, сам факт нарушения сервитутного права. Цель этого иска первоначально состояла только в восстановлении поло­жения, соответствующего предиальному пользованию, и в предоставле­нии обеспечения от нарушений в будущем. В Риме последнее обычно достигалось тем, что судья обязывал ответчика дать стипуляционное обе­щание впредь не беспокоить истца нарушением сервитута под угрозой уплаты штрафа в случае ослушания. Позднее стало возможным требовать также взыскания причиненных убытков, т.е. для удобства потерпевшего этот иск соединил в себе вещные и обязательственные элементы.

Это интересно:  Право подъезда к земельному участку 2019 год

Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Студалл.Орг (0.005 сек.)

Защита сервитутов в римском праве

§ 156. Посессорная защита сервитутов (римское право)

При известных условиях пользуется самостоятельной судебной защитой не только тот, кто доказал свое сервитутное право (именно в форме confessoria in rem actio), но и тот, кто только фактически занимает положение сервитутного обладателя, но не доказал своего сервитутного права. Другими словами, наряду с петиторной защитой сервитутов существует и посессорная защита их. Надо строго отличать посессорную защиту личных сервитутов от таковой же реальных сервитутов. Осуществление личных сервитутов (напр., ususfructus или usus) предполагает экономическое владение вещью, служащей объектом сервитутного права; поэтому естественно, что посессорная защита этих сервитутов заключается в охране нарушенного и возврате утраченного экономического владения вещью. Наоборот, осуществление реального сервитута (напр., права прохода) не только не предполагает экономического владения служащим участком со стороны обладателя такого сервитута, а, напротив, предполагает, что служащим участком владеет другое лицо; действительно, раз данное лицо приписывает себе только реальный сервитут относительно чужого участка (напр., право прохода), оно, очевидно, тем самым признает, что оно не владеет в экономическом смысле этим участком, а что им владеет другое лицо. Соответственно с этим и посессорная защита реальных сервитутов имеет в виду не предоставление служащего участка во владение, а лишь охрану известного приспособления или предоставление свободы известных действий в пределах чужого участка.
Посессорная защита личных сервитутов. Для защиты личных сервитутов служат обыкновенные посессорные интердикты uti possidetis и unde vi, которые могут быть предъявлены презумптивным обладателем личного сервитута, в качестве interdicta utilia (в отличие от презумптивного собственника, кредитора по залогу и т. д., которые предъявляют эти интердикты в качестве interdicta directa). Это различие между сервитутным обладателем и другими юридическими владельцами чисто формальное, — материально обладатель личного сервитута пользуется посессорной защитой при тех же условиях и в тех же пределах, как всякий другой юридический владелец (напр., собственник, кредитор по залогу, прекарист и т. д.). Наряду с сервитутным обладателем сохраняет право предъявлять посессорные интердикты и собственник вещи, служащей объектом сервитутного права; последний предъявляет их в качестве interdicta directa. Другими словами, в данном случае два лица могут одновременно и независимо друг от друга предъявлять посессорные интердикты: собственник — с одной стороны, обладатель личного сервитута — с другой. Итак, обладатель личного сервитута не есть простой детентор (т. е. экономический владелец, не пользующийся посессорной защитой). Однако римские юристы не признают его и юридическим владельцем stricto sensu (как, напр., собственника или кредитора по залогу), они не признают за ним possessio rei, владение вещью, а только quasi possessio juris или просто possessio juris, владение (сервитутным) правом. Вот почему он и не мог предъявлять посессорные интердикты в качестве interdicta utilia. Спрашивается, почему же делалось это субтильное различие между обладателями личных сервитутов и другими юридическими владельцами? Ведь мы видим, что экономически обладатель личного сервитута так же владеет вещью, как собственник или кредитор по залогу, и юридически он пользуется такой же посессорной защитой, как и они. Почему же различие в названии? На это надо дать такой ответ: причина, по которой римские юристы создали для владения обладателей личных сервитутов особый термин — juris possessio, — противополагая ему юридическое владение в тесном смысле или rei possessio — заключается просто в стремлении их обойти старинное правило compossessio plurium in solidum esse non potest. Дело в том, что первоначально обладатели личных сервитутов не пользовались посессорной защитой, считались простыми детенторами, так что, на случай нарушения их экономического владения вещью, не они могли предъявить посессорные интердикты против нарушителя, а только тот, от имени которого они держали ее. Но последний мог быть в отсутствии или по нерадению не принять своевременно мер к преследованию нарушителя, а это могло оказаться крайне убыточным для узуфруктуария и других сервитутных обладателей. Ввиду этого с течением времени признали необходимым распространить посессорную защиту и на обладателей личных сервитутов. Но если бы за этими лицами было признано юридическое владение на общем основании, то это при сохранении правила composessio plurium in solidum esse non potest привело бы к тому, что собственник утратил бы право предъявлять посессорные интердикты и это право принадлежало бы исключительно обладателю личного сервитута. Между тем представлялось желательным сохранить это право и за собственником, на случай, если бы обладатель личного сервитута не принял своевременно мер против нарушения его прав. Чтобы достигнуть этого, не нарушая указанной формулы о compossessio, римские юристы и придумали такой исход, что провели искусственное различие между corporis и juris possessio: собственник сохраняет possessio corporis, а обладатель личного сервитута получает possessio juris. На деле это означает только, что два лица — собственник вещи, служащей объектом сервитутного права, и обладатель этого сервитутного права могут одновременно и независимо друг от друга пользоваться посессорными интердиктами.
Защита реальных сервитутов. Для защиты некоторых реальных сервитутов были введены особые интердикты. Сюда относятся, между прочим: а) interdictum de itinere actuque privato — для защиты дорожных сервитутов; истец должен доказать, что он не менее 30 раз в течение последнего года, предшествующего предъявлению иска, осуществлял дорожный сервитут nec vi, nec clam, nec precario ab adversario; b) interdictum de aqua — для защиты сервитута водопровода; истец должен доказать, что он, по крайней мере, один раз в течение последнего года пользовался водопроводом, притом не только nec vi, nec clam, nec precario ab adversario, но и bona fide; если водопровод таков, что им можно пользоваться только летом или только зимою, то достаточно, если истец докажет, что он пользовался им один раз в течение последних двух лет; c) interdictum de fonte — для защиты сервитута добывания воды; предположения этого иска тождественны с предположениями interdictum de aqua; d) interdictum de cloacis — для защиты того, кому мешают чистить и исправлять клоаку; истец обязан только доказать существование клоаки.
Для защиты реальных сервитутов, сущность которых состоит в постоянном приспособлении при господствующем участке, прибегают к interdictum uti possidetis, так как повреждение такого приспособления рассматривается как нарушение владения господствующим участком. Что касается остальных реальных сервитутов и, в частности, отрицательных сервитутов, то в источниках не встречается указаний на существование посессорной защиты их. Но в современном праве и по отношению к ним допускается посессорная защита. В заключение надо заметить, что римские юристы, во внимание к тому обстоятельству, что была допущена посессорная защита реальных сервитутов, стали приписывать и обладателям таких сервитутов juris possessio. Эта терминология способна породить одни только недоразумения. На деле в данном случае охраняется не владение, а фактическое осуществление реальных сервитутов. Действительно, экономически обладатель реального сервитута не владеет служащим участком, а юридически посессорные средства защиты его направлены не на предоставление этого участка во владение, а лишь на охрану известного приспособления или на предоставление свободы известных действий в пределах такого участка, следовательно, термин владение» к данному отношению совершенно неприменим.

Это интересно:  Какой налог на коммерческую землю 2019 год

Иски и интердикты о защите сервитутов в римском праве (Бирюков А.А.)

Дата размещения статьи: 03.06.2016

Прекращение сервитутов

Сервитутное право могло быть прекращено в силу различных обстоятельств: природных событий, по воле правомочного лица, по стечению обстоятельств и другим причинам. С прекращением сервитута в полном объеме восстанавливалось право собственности, обремененное ранее сервитутом.

Сервитуты прекращались в случае утраты или гибели предмета сервитутного права или превращения его в такое состояние, которое делало невозможным пользование установленным правом. Если существенное изменение предмета сервитута произведено собственником вещи, он обязан был возместить субъекту сервитутного права причиненные этим изменением убытки.

Личные сервитуты прекращались со смертью управомоченного лица, а также в случае утраты им правоспособности любой степени. В законодательстве Юстиниана прекращение личных сервитутов могло иметь место лишь в максимальной и средней степени утраты правоспобиости. Сервитуты прекращались также в случаях:

  • – отказа пользователя сервитутного права от соответствующего права;
  • – истечения погасительной давности (в силу неиспользования предоставленных сервитутов в течение 10- и 20-летнего срока в соответствии с законодательством Юстиниана);
  • – при приобретении собственником служащего участка права собственности на господствующий участок (для личных сервитутов необходимо слияние права собственности на вещь и пожизненного пользования вещью уполномоченным лицом).

Защита сервитутов

Первоначально носители сервитутного права защищались с помощью так называемого виндикационного сервитутного иска (vindicatio servitutis). Он применялся как для возвращения утраченного сервитута, так и для устранения препятствий, мешавших владельцу сервитута пользоваться своим правом.

Истец должен был доказать наличность сервитутного права и нарушение его ответчиком.

Сервитуты, установленные преторским правом, защищались иском по аналогии (actio confessoria utile). Он был подобен публициановому иску, предоставляемому бонитарному обладателю вещи.

В законодательстве Юстиниана, когда исчезло различие между сервитутами, устанавливаемыми цивильным и преторским правом, появился иск под названием конфессорный (actio confessoria). Этот иск не только восстанавливал нарушенные права пользователя сервитутом, но и обеспечивал возмещение ему убытков, а также препятствовал нарушению прав истца в будущем.

Это интересно:  Налог на землю липецкая область 2019 год

Некоторые сервитуты защищались с помощью интердиктов как поссессорных средств защиты, когда не требовалось доказывать право лица на сервитут.

Владение узуфруктом, право на эмфитевзис и суперфиций защищалось интердиктами, аналогичными тем, которые использовались для защиты владения вещами. По аналогии с владельческими интердиктами защищались земельные и другие личные сервитуты (водные, дорожные и др.).

Эмфитевзис и суперфиций

Слово суперфиций употреблялось в двух смыслах. Оно обозначало поверхность, т.е. то, что прочно связано с землей – растения, строения. Суперфиций принадлежит собственнику земельного участка. Другое значение этого слова – право иметь строение на чужом, например городском, земельном участке. Имеется в виду наследственное и отчуждаемое право на вещь; речь идет о длительном пользовании чужой землей под здание, пользование строением, возведенным на чужой земле. Здание строилось за счет нанимателя участка суперфиииария. Право собственности на строение признавалось за собственником земли, ибо все находящееся на земле и связанное с ней принадлежит собственнику земли. Но суперфициа- рий в течение срока договора пользуется зданием и платит поземельную ренту соляриум (solarium). Суперфициарий был вправе отчуждать свое право, но без ущерба для прав собственника земли.

Под эмфитевзисом понимается наследственная аренда, т.е. вечное наследственное и отчуждаемое право пользования чужим земельным участком в целях сельскохозяйственной обработки. Управомоченное лицо – эмфитевта или эмфитевтиарий – пользуется участком на правах собственника, но при условии не ухудшать участка, вносить ежегодную плату за пользование, именуемую каноном или пенсией. В качестве собственника участка могла выступать и церковь. Главный способ установления эмфитевзиса – договор между собственником и эмфитевтом. Существующий эмфитевзис может переходить от одного лица к другому.

Залог

В римском праве не было единого понятия для обозначения залога, поэтому он назывался по-разному. Общее у залога на разных стадиях состоит в том, что он дает кредитору вещное обеспечение его требования.

Таким образом, договор залога направлен на обеспечение защиты кредитора, давая ему больший простор для осуществления права требования.

Целью залога является обеспечение уверенности, что имущества стороны, не исполнившей своих обязательств на момент иска, будет достаточно для возмещения ущерба независимо от прочих исков третьих лиц к нарушившей стороне.

Таким образом, залог совершается для обеспечения обязательства: «Залог совершается путем соглашения, когда кто-либо договаривается, чтобы его вещь была связана залогом в обеспечение какого- либо обязательства» (D. 20. 1.4).

Залоговое право было дополнительным («акцессорным») по отношению к основному праву, обеспеченному залогом. Залог производился:

  • – собственником имущества;
  • – представителем собственника, если он имел право отчуждать закладываемую вещь;
  • – кредитором мог быть осуществлен перезалог имущества, полученного им в залог (pignus pignoris).
  • – по соглашению сторон (fiducia cum creditore, pignus);
  • – по распоряжению магистрата («судебный залог»);
  • – по закону («законный залог») в определенных случаях, например, касающихся опеки.

Статья написана по материалам сайтов: sinref.ru, xn—-7sbbaj7auwnffhk.xn--p1ai, studme.org.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector