+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Петиция против вырубки леса 2019 год

В Поднебесной считают, что российский лес на самом деле – китайский

Китайцы уверены, что без их спроса наша древесина просто бы сгнила. Фото Reuters

Пока жители российских регионов составляют петиции против вырубки Сибири и требуют остановить вывоз леса в КНР, сами китайцы сообщают о своем удивлении. По их мнению, россияне должны быть благодарны за то, что Китай покупает древесину, которая могла буквально сгнить без спроса. Удивление китайских аналитиков подпитывается их уверенностью, что сибирские леса – «в прошлом китайская территория». Экологи поясняют: главная проблема – в подходе местных властей, иногда российские компании обращаются с лесом не лучше китайских.

Трудности «перевода» с китайского образа мысли на российский, и наоборот, порождают необычные ситуации. Одно и то же явление, которое российские жители воспринимают в негативном ключе, в Поднебесной могут преподносить – чуть ли не искренне – как благо. Пример – вырубка лесов Сибири.

Торговля древесиной между Россией и Китаем «всегда осуществлялась на основе принципа честности и справедливости, никогда не было мошенничества или шантажа», заявляют некоторые китайские СМИ. Аналитики интернет-портала «Цзиньжи Тоутяо» сообщают, что, например, в 2016 году более 80% российской древесины было экспортировано в Китай.

Цифры, впрочем, разнятся. «Доля КНР в закупках российской древесины возросла до 64%», – сообщала ранее про 2016 год Газета.ру. По данным портала внешнеэкономической информации Минэкономразвития, в январе–июне 2018-го почти 70% российского экспорта в Китай в денежном выражении приходились на минеральное топливо, нефть, нефтепродукты. На втором месте с долей около 9% – древесина, изделия из нее. На третьем месте (более 5%) – сельхозпродукция и продукты питания.

Китайские аналитики продолжают: «Несмотря на то что Сибирь считается сокровищницей с неисчерпаемыми богатствами, однако местное население все равно считает, что ее ресурсы грабят» (перевод дается по ИноСМИ).

«Ранее, когда еще не был подписан договор между Россией и Китаем о торговле древесиной, огромное ее количество портилось и гнило, – уверяют в Поднебесной. – А когда Китай начал закупать древесину, то в ответ не только не получил никакой благодарности, но, напротив, россияне начали обвинять его в нарушении экосистемы, бесконтрольной вырубке лесов».

«В прошлом китайская территория, а теперь она перешла другой стране – России. Вся эта ситуация очень задела чувства китайцев и опечалила их, – сообщает портал «Цзиньжи Тоутяо». – Если россияне действительно придерживаются такой позиции, то Китай впредь больше не будет импортировать российскую древесину». «Наверняка не пройдет и нескольких лет, как россияне начнут сожалеть о своих действиях», – ожидают некоторые китайские аналитики.

Российские жители действительно не в восторге от вырубки лесов. На сайте Change.org (онлайн-платформа для петиций) можно найти сразу несколько обращений по этой проблеме, адресованных властям разного уровня. Заголовки говорят сами за себя: «Хватит рубить лес! В Иркутской области скоро останутся одни пеньки!», «Остановим уничтожение лесов Карелии!», «Разработать программу по защите и сохранению лесов Алтая, Сибири и Дальнего Востока», «Остановите вырубку леса для нужд Китая», «Требуем ввести мораторий на вырубку и экспорт леса из России!»

Под последней из перечисленных петиций уже стоит почти 640 тыс. подписей. В ней сообщается: «Гектары ценнейших пород дерева вырубаются и отправляются на экспорт в Китай. До сих пор никто не занимается развитием производств по переработке дерева… Вместо того чтобы создавать собственные предприятия, власти бездумно продают сырье, не заботясь даже о восстановлении лесов. От варварских вырубок леса мелеет и умирает великое озеро Байкал. На протяжении шести лет масштабно горит сибирская тайга… Реки в Сибири высыхают».

К похожему выводу приходят и в экспертном сообществе. На сайте Московского центра Карнеги координатор программы «Россия в Азиатско-Тихоокеанском регионе» Вита Спивак сообщает: «В 2007 году в России не только повысили пошлины на экспорт леса-кругляка (с 6,5 до 20%, с 2009-го они составили уже 25%. – «НГ»), но и серьезно переработали лесное законодательство. Ответственность за сохранность российских лесов перешла от федеральных к региональным властям. В результате местные чиновники готовы подписаться даже под самым сомнительным с экологической точки зрения проектом, лишь бы выполнить KPI по привлечению китайских инвестиций в свой регион».

«Из-за сокращения финансирования лесники все чаще закрывают глаза на черных лесорубов, чьими услугами нередко пользуются и китайские компании», – поясняет Спивак. Как уточняет эксперт, не обходится, судя по всему, и без коррупционной составляющей на границе. «Но пока возмущение общественности обращено не столько на чиновников, сколько на головы китайских предпринимателей, которые просто используют возможности того бизнес-климата, в котором существуют», – отмечает Спивак.

В этом году в ходе «Прямой линии» с президентом поднимался вопрос вывоза леса-кругляка в Китай. «Уж много было принято решений на этот счет в деле стимулирования переработки древесины на территории РФ, уже и дополнительные строятся деревоперерабатывающие заводы. Но тем не менее я еще раз на это посмотрю», – сказал Владимир Путин. Как напоминает РИА Новости, правительство РФ постановлением от 12 декабря 2017 года ввело тарифные квоты на экспорт необработанной древесины дальневосточных пород и снизило в рамках квот ставки вывозных таможенных пошлин (с 25% до уровня 2007 года в 6,5%). Квота распределяется только между теми предприятиями, которые создали перерабатывающие мощности, а также осуществляли экспорт продукции лесопереработки. В дальнейшем планировалось поэтапно повысить ставки пошлин вне квот, доведя их с 25 до 80% в 2021 году.

Другими словами, власти своими корректировками пошлин, казалось бы, пытаются стимулировать развитие лесопереработки внутри страны, но это не помогает остановить вывоз леса и нерациональную вырубку компаниями, локализовавшими свое производство.

«К сожалению, лесопользование в России большей частью ведется неустойчиво. Одна из главных причин – отсутствие рубок ухода в молодняках (рубки ухода – удаление нежелательных деревьев. – «НГ»). Более того, стоимость лесных ресурсов в России для лесозаготовителей беспрецедентно низкая. Так, 1 куб. м древесины липы на Дальнем Востоке обходится лесозаготовителю в 41 руб., а цена реализации на рынке может превышать 10 тыс. руб.», – сообщил «НГ» директор лесной программы WWF России Николай Шматков. По его мнению, «это сделано осознанно, для стимулирования лесного бизнеса, но на деле ведет к бесхозяйственному освоению ресурсов и полному отсутствию заинтересованности в их эффективном восстановлении».

«Объем незаконных рубок по некоторым ценным породам на Дальнем Востоке (липа, дуб, ясень) превышает объем разрешенного лесопользования в два и более раз, – добавляет эколог. – Это становится возможным в том числе из-за отсутствия надежной информации о лесных ресурсах, чем пользуются недобросовестные лесопользователи при попустительстве контролирующих органов».

Так что, как говорит Шматков, «китайцы на территории России играют по нашим правилам, а если эти правила позволяют бесхозяйственно использовать лес, то эта проблема на нашей, российской стороне».

Это интересно:  Вырубка лесов в сибири китайцами 2019 год

«Многие российские компании ведут себя в лесу точно так же, как и китайские: имитируют лесовосстановление, сажая лес без дальнейшего ухода, злоупотребляя санитарными рубками, осваивая малонарушенные, наиболее ценные с экологической точки зрения участки, а не выращивая древесину своими усилиями. При этом, похоже, такое положение дел всех устраивает».

Хотя Шматков признает, что «китайский рынок пока не очень разборчив в экологичности и законности древесины»: «Китайские чиновники считают, что Россия должна сама решить свои проблемы с легальностью и экологичностью». «Интересно отметить, что Китай очень бережно относится к своим диким, природным лесам: там уже много лет запрещены рубки естественных лесов, а древесина выращивается на плантациях, как на огороде», – утверждает эколог.

Как следует из данных, предоставленных «НГ» пресс-службой Минприроды, «в 2017 году впервые за 10 лет площадь лесовосстановления составила 968,2 тыс. га и превысила площадь сплошных рубок; обеспечен баланс «вырубки и восстановления лесов» внутри лесной отрасли». Уточним: сплошная рубка – вырубка всех деревьев в один прием, она может проводиться для заготовки древесины и с иными целями.

«Но ежегодно вырубаются леса для создания инфраструктуры, происходит гибель лесов от вредных организмов и лесных пожаров. И эти потери не компенсируются в настоящее время в полном объеме, – сообщают также в ведомстве. – При этом государственный мониторинг воспроизводства лесов выявил еще один фактор – увеличение площадей изъятия лесов (ежегодно в среднем 150 тыс. га) вследствие активного развития инфраструктурных проектов и населенных пунктов».

Обязательства же по лесовосстановлению законодательно были установлены только в отношении лиц, использующих леса для заготовки древесины. Правда, теперь законодательство предполагает введение с 1 января 2019 года обязательств по «компенсационному» лесовосстановлению, лесоразведению в отношении всех, кто вырубает леса.

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

«Сибирь.Реалии»:Закон о запрете вырубки и экспорта леса нереален?

«Каждый день мы видим, как уходят составы с деревом в Китай. «

13 февраля в Новосибирске у здания полпредства президента в СибФО состоялся пикет против вырубки лесов в Горном Алтае. Около 10 жителей Республики Алтай приехали в столицу соседнего региона, чтобы привлечь внимание федеральных властей к своей проблеме.

По словам Ольги Коноревой, одной из участниц и организаторов акции, они хотят остановить «варварское истребление природы Горного Алтая».

Возмущение в обществе уже зашкаливает. Это будущее наших потомков и по сути, будущее всей Сибири, потому что у нас там природа уникальная. Телецкое озеро у нас располагается в 40 километрах от вырубки леса. На Алтае живут малочисленные коренные этносы. Их жизнь всегда была связана с тайгой. Они собирают там грибы, ягоды, орехи. Сейчас вокруг их домов все деревья вырублены подчистую, а по дороге на Телецкое озеро (входящее в список Всемирного природного наследия ЮНЕСКО. – С.Р) остались одни пни, – говорит Ольга.

Активисты утверждают, что недалеко от уникального озера китайские предприниматели собираются строить деревообрабатывающие комплексы. После предыдущих протестных акций никакой реакции республиканских властей не последовало. Поэтому активисты решили ехать в Новосибирск.

В общественной приемной полпредства у пикетчиков официально приняли бумаги, доказывающие, по их мнению, незаконность лесозаготовок, и пообещали ответить в установленный законом срок.

Решение провести сегодняшний пикет было принято в конце января, когда в алтайское село Паспаул съехались жители нескольких районов Республики Алтай и ее столицы Горно-Алтайска. Они устроили митинг, на котором протестовали против решения местных властей о передаче 20 тысяч гектаров бывших сельхозугодий, покрытых лесом, в аренду китайской фирме «Юйхэн» сроком на 49 лет. По словам участников акции, в Чойском районе идет активная вырубка леса, который затем без какой-либо переработки на месте вывозится в Китай. Именно поэтому все происходящее Ольга Конорева называет «китайской экспансией».

Иностранные граждане скупают деревообрабатывающие предприятия, лес и земли за суммы, которые не могут предложить местные жители. Сейчас китайские предприниматели покупают предприятие барнаульского бизнесмена, запасаются древесиной. Они приезжают сюда с большими деньгами. А рубят деревья для них наши же жители. С сентября 2017-го на площади в 250 гектаров вырубили огромное количество леса. Каждый день валили по 2000 кубометров, по словам наших чиновников. Мы провели три акции протеста, писали жалобы в администрацию президента и другие инстанции. Это не дало никакого результата. В Чойском, соседнем районе, недавно выяснилось, что дорога, по которой возили срубленный лес проходит через кладбище. Значит, когда землю продавали, никто не разбирался, что делать с кладбищем. Это кощунство. В нашем районе таких случаев тоже полно. Люди уже ни во что не верят, становятся злыми, начинают сжигать трактора и вагончики лесорубов. После этого активистов подозревают в поджогах, к нам приходит полиция с обысками. Никакой спокойной жизни у нас нет, – рассказывает Конорева.

По ее словам, представители коренных народов Алтая решили объединиться и выйти на митинг против вырубки леса 20 февраля в селе Турочак Алтайского края.

Подобные пикеты и митинги регулярно проходят также в Иркутской области, в Забайкалье и Бурятии.

В интервью корреспонденту «Сибирь.Реалий» Ольга Жакова рассказала, что борется за спасение лесов с 2016 года, когда Сибирь мучили лесные пожары.

С 2014 года мы задыхались от дыма и гари, – рассказывает Жакова. – У нас сгорало по 500 тысяч гектаров леса, и никто с этим ничего не мог сделать. Каждый день мы видим, как уходят составы с деревом в Китай, как лесорубы варварски вырубают деревья. И вот неравнодушные жители собрались и начали эту акцию. Позже ее подхватили в Бурятии и Забайкальском крае. Мы со всеми активистами скоординировали и начали совместное движение, собирали подписи на улицах, устраивали акции. Потом решили запустить петицию в change.org. Она получила отклик, за пять месяцев ее подписали 146 тысяч человек. На улицах наших городов нам удалось собрать еще 30 тысяч подписей.

В 2016 году участники общественного движения записали открытое видеообращение к Владимиру Путину. По словам активистов, до этого они неоднократно пытались достучаться и до местных властей. В 2017 году они отправили письмо в Законодательное собрание Иркутской области.

–​ В письмо мы включили несколько пунктов: чтобы добровольцам позволили участвовать в тушении пожаров и чтобы власти ввели мораторий на экспорт древесины. На что нам ответили «отпиской»: якобы мы не соблюли формат обращения, –​ говорит Жакова.

Кроме того, в прошлом году жители обращались с просьбой запретить вырубку леса к губернатору Иркутской области. После этого в регионе был введен-таки мораторий на экспорт необработанной древесины. И это, по словам Ольги Жаковой, должно было способствовать развитию местного деревообрабатывающего бизнеса. Однако мораторий отменили через семь месяцев.

Это интересно:  Вырубка леса китаем в россии 2019 год

–​ Люди уже начали закупать оборудование, запускать производство и нанимать рабочих. Дело вот-вот должно было пойти. Но поскольку у нас депутаты разных уровней заняты в лесной отрасли, полиция покрывает этот бизнес. Лесное лобби продавило, и мораторий отменили. Мы поняли, что на местном уровне это не решится, даже если на то есть воля губернатора, –​ делится Жакова.

Активист Стас Захаров участвовал в сборе подписей в Забайкалье и координировал общественное движение за сохранение озера и леса.

На наших глазах вокруг Байкала иностранцы вырубают лес, в 300 метрах от озера создают двухэтажные свалки, – рассказывает Стас. – Однажды на моих глазах в лесу водитель КАМАЗа вывалил из кузова груду опилок и уехал. В июле прошлого года мы с жителями Бурятии встретились и решили, что нужно создать движение за сохранение Байкала и открыть сбор подписей. Мы сделали листовки для китайцев, чтобы они повлияли на свою власть. Перевели их на китайский язык. Добровольцы распространяли их на территории КНР. Байкал – это мировое достояние, может быть, китайцы задумаются над этим.

По словам Захарова, главное требование местных жителей – запрет экспорта древесины.

Пусть рубят лес, но перерабатывают у нас, строят заводы и фабрики. Это дополнительные инвестиции в регион, – считает активист.

Наталья Козырева координировала сбор подписей и общественное движение за спасение природы в Бурятии.

Последние 10 лет беспощадно вырубаются деревья, лес горит, а может быть, его специально поджигают, чтобы потом купить дешевле. Из-за этого пересыхают мелкие реки, питающие озеро. Байкал мелеет, – рассказывает Наталья Козырева.

Козырева говорит, что если к защитникам леса не прислушаются в администрации президента, они планируют обратиться в международные организации и будут требовать отставки высокопоставленных чиновников.

Алексей Ярошенко, руководитель лесного отдела Гринпис России, считает, что главная проблема лесного хозяйства России сегодня не в иностранных предпринимателях, а в «безумии» российских законов.

Винить во всем Китай будет большой ошибкой. Он потребитель примерно половины заготавливаемой продукции. Во-первых, лес заготавливают в основном российские компании, во-вторых, они обращаются с лесом так, как им позволяют российские законы. Наше законодательство позволяет с лесом обращаться как с одноразовым ресурсом. К этому добавляются огромные пожары. Сгорает леса примерно в 3–4 раза больше, чем вырубается, – объясняет Ярошенко.

По его мнению, единственный путь сохранить лес – это переход от добычи бревен в диких лесах к полноценному лесному хозяйству, при котором лес будет выращиваться на освоенных землях.

Одна из самых больших проблем кроется в вопросе восстановления леса. Многие чиновники любят говорить, что они якобы достигли баланса между вырубкой и восстановлением леса. Это абсурд и не имеет отношения к реальности. Чтобы вырос целый лес, за ним надо ухаживать примерно 15–20 лет. У нас такого ухода нет. Его даже в документах очень мало, а то, что есть, – халтура. Реально у нас выращивают полноценный лес примерно на 1% от площади, которая теряется, – говорит эксперт.

Алексей Ярошенко уверен, что активисты совершают ошибку, требуя запретить экспорт необработанной древесины и вырубку леса.

У нас и так большая часть древесины экспортируется в обработанном виде – целлюлоза и пиломатериалы. Запретить рубку тоже невозможно, она все-таки кормит сотни тысяч человек. Меры, которые просят принять подписанты петиции, бесполезны и нереалистичны. Требовать надо полного изменения системы обращения с лесами. Человек не может отказаться от леса, но может хозяйствовать правильно. Попытка все сваливать на Китай снимает ответственность с наших чиновников. На северо-западе европейской части России никаких китайских предприятий пока нет, а в лесу такое же безобразие, как и в Сибири и на Дальнем Востоке. Вырубка и истощение лесов Архангельской области ничем не отличаются от того, что мы видим в Иркутской. Это подтверждает, что всё дело в безумии российских норм и правил, – заявляет эксперт.

Зарубили

Закамна — гористый район на юго-западе Бурятии. На его территории находится самый большой в республике природный заказник, Снежинский, и несколько целебных источников. Один из них, Енгорбойский, был включен в неофициальный список семи чудес Бурятии. Около 81,5 тыс. га лесов здесь местные власти решили отдать китайским лесорубам — активные протесты жителей (последняя акция состоялась в понедельник, 14 мая) заставили руководство республики проект придержать. Но зарубежные инвесторы так легко отказываться от российского леса не намерены — тем более что китайские предприятия активно работают по всему Сибирскому федеральному округу. Как китайцы «завладели» тайгой — в материале портала iz.ru.

Священные места

О планах передать территорию в долгосрочную аренду китайской компании «МТК-Дженькей», которая планирует построить там лесоперерабатывающий комплекс, стало известно еще осенью 2017 года. Секрета из этого власти Бурятии не делали, напротив, многие местные СМИ активно освещали процесс закладки первого камня на месте будущего строительства.

Но весной 2018 года на проект обратили внимание активисты. В начале мая в интернете появилась петиция «Сохраним наш лес», адресованная руководителю Закаменского района Сергею Гонжитову, а также главе Бурятии Алексею Цыденову. Ее создатели призвали остановить проект, реализация которого, как следует из текста обращения, намечена на II и III кварталы 2018 года, и запретить вырубку лесов в районе.

«Мы, жители Закаменского района, категорически против сдачи лесного фонда в долгосрочную аренду и против вырубки леса в подобных масштабах. Посмотрите на ужасающую ситуацию в лесах Дальнего Востока и Забайкальского края, в лесах Иркутской области!» — говорится в тексте петиции.

Жители Закаменского района создали петицию против вырубки леса

Авторы обратили внимание на то, что большая часть протекающих по территории района горных рек входит в систему Байкала, а значит, планы инвесторов противоречат программе охраны и защиты озера — из-за вырубки лесов реки могут обмелеть. Кроме того, в местных лесах, подчеркивается в петиции, расположены священные для проживающих в этом районе бурятов места, а сбор дикоросов, ягод и грибов здесь по-прежнему одно из важнейших занятий.

Один из адресатов петиции, глава района Сергей Гонжитов, позднее сам подтвердил журналистам «Байкал-Daily», что на землях, которые могут быть переданы китайской стороне, жители района проводят старинные обряды. Там же, по его словам, сосредоточена почти вся водоносная система района.

К 14 мая, только за две недели ее существования, петицию уже подписали больше 40 тыс. человек. Притом, что в самом Закаменском районе, по состоянию на 2017 год, жили около 26 тыс. Закаменцев, вероятнее всего, поддержали жители других районов, а еще соседних с Бурятией регионов: «лесная» проблема здесь одна на всех.

Пришельцы

Почти за год до этого, в конце мая 2017 года, в городе Канске в Красноярском крае вспыхнули жилые дома. Всего за несколько часов выгорело 52 строения, в огне погибли два человека. Спустя сутки в Следственном комитете сообщили, что огонь перекинулся на постройки жилого сектора с лесопилки китайской компании «Синь-И».

Это интересно:  Вырубка лесов сочинение с числительными 2019 год

Регулярные возгорания производственных отходов на ее территории начались еще в 2015-м, писали тогда «Канские ведомости».

— В один из дней там случился такой пожар, что людям пришлось всю ночь дежурить на улице вместе с пожарными. Местные жители боялись за свои дома. Так началась моя длинная переписка с руководством предприятия, которое ни на какие компромиссы не шло, — рассказывала изданию депутат Канского городского совета Ирина Авдошкевич.

Китайские лесопилки в сибирских лесах — явление очень частое

Из-за выявленных нарушений работу предприятия даже приостановили на короткий срок, но уже спустя несколько месяцев, в начале 2017-го, лесопилка заработала вновь. А потом на ней случился тот самый пожар.

Местные жители говорят, что китайские лесопилки в сибирских лесах — явление очень частое. Таким образом компании из КНР обходят ограничения на вывоз необработанного леса, так называемого кругляка. О китайских компаниях, активно «обрабатывающих» сибирские леса, активисты и некоторые из местных говорят почти как о саранче. А вот руководство регионов — как о перспективных инвестиционных партнерах.

Доходное дело

Только сотрудничество с «МТК-Дженькей», по словам заместителя председателя правительства Республики Бурятия Игоря Зураева, может принести бюджету Закаменского района около 80 млн рублей налогов в год, республика же рассчитывает на 753 млн рублей инвестиций и 200 новых рабочих мест. При этом, подчеркнул Игорь Зураев, оформляя аренду земли на законных основаниях, инвестор берет на себя обязательства соблюдать все природоохранные нормы. И в том числе отвечает за восстановление вырубленного леса.

— Так как он [инвестор] лес берет на 49 лет, он обязан осуществлять заготовку леса со всеми природоохранными мероприятиями, в том числе и высадкой деревьев. Это его прямая обязанность, без этого контракт с ним будет расторгнут, — цитирует его слова «Тайга.инфо».

Впрочем, соблюдают эти обязательства и отечественные, и зарубежные коммерческие компании далеко не всегда, а рычагов давления на них немного. Порой, выиграв аукцион на получение земли, инвестор первое время строго выполняет все требования, а затем перестает платить налоги и вносить арендную плату. Пока местные власти пытаются добиться от арендатора выполнения условий, пока идут налоговые проверки или судебные разбирательства, добыча и обработка древесины продолжается. Когда дело доходит до суда, компания просто объявляет себя банкротом, год назад рассказывал «Газете.ру» депутат Госдумы от Иркутской области Михаил Щапов. Там за лесопользователями по итогам 2016 года насчитали почти 2 млрд рублей долгов по налогам и арендным платежам.

Китай — крупнейший импортер российского леса и пиломатериалов

И даже если представителям китайских компаний с регионами договориться не удается, лес всё равно уходит в Китай. Просто в дело вступают «черные лесорубы» — местные жители, которые валят лес нелегально, а затем переправляют заказчику. Только в 2016 году, по словам главы Министерства природных ресурсов Сергея Донского, ущерб от незаконной вырубки лесов в России составил 11 млрд рублей. Большая часть вырубок, около 77%, пришлась на Сибирский федеральный округ: там браконьеры вырубили около 1,3 млн кубометров леса. И это только зафиксированные случаи.

Впрочем, для многих жителей отдаленных селений это остается едва ли не единственным источником заработка. Нередко далеко везти лес им не приходится: порой доставить его требуется до ближайшей лесопилки.

— Ставлю под сомнение, что вся древесина в Канск приходит легально. Существует три направления, по которым лес может попасть в город. И только на одном есть пост, где проверяют документы. Те лесопереработчики, которые занимаются бизнесом честно, не боятся говорить в открытую, рассказали мне, что весь лес «стоит» до тех пор, пока не приходит сигнал «проверки нет», — объясняла «Канской правде» в 2017 году Ирина Авдошкевич.

В любом случае Китай уже много лет остается признанным лидером среди импортеров российского леса. В 2016 году, по данным отраслевой аналитической компании Lesprom Network, Китай приобрел 64% от всего российского необработанного леса, ушедшего на экспорт, и 53% всех пиломатериалов.

Поменяться участками

По действующим сегодня нормам Лесного кодекса процедура оформления — довольно длительный процесс. После завершения аукциона Лесхоз формирует участки, которые отойдут лесорубам, и уточняет их границы. Затем уже сам инвестор ставит их на кадастровый учет, после этого заключается договор аренды и компания встает на учет в регистрационной службе. И только тогда начинается освоение леса. У жителей Закаменского района, таким образом, в запасе есть еще около полутора лет.

Так, по крайней мере, заявил зампред правительства Бурятии по экономическому развитию Игорь Зураев на рабочем совещании, которое в правительстве республики созвали в пятницу, 11 мая, чтобы обсудить ситуацию вокруг закаменских лесов. Но глава района, Сергей Гонжитов, настаивал на том, что доступ к рекам и местам проведения обрядов местным жителям уже запрещен.

Священный лес недалеко от поселка Аршан в Тункинском районе Республики Бурятия

— Сегодня, когда инвестиционный проект делается, доступ местного населения абсолютно письмом запрещен. То есть сегодня местное население, согласно этому соглашению, не имеет права добывать или заготавливать древесину в тех инвестиционных местах, — рассказал он собравшимся коллегам.

В субботу, 12 мая, на сайте Закаменского района появились сообщения о том, что по итогам совещания от реализации проекта в местных лесах принято решение отказаться, а участки «зонировать для нужд различных лесопользователей». Кроме того, власти анонсировали создание в районе общественной группы контроля за вырубкой лесов.

Но, вероятнее всего, сотрудничество с китайской компанией республиканские власти продолжат. По крайней мере, представитель «МТК-Дженькей» Ли Шубо, присутствовавший на рабочем совещании, выразил готовность отказаться от участка в Закаменском районе, чтобы избежать конфликта с населением. Но не от работы в бурятских лесах.

— Если есть проблемы, вопросы в данном случае в Закаменском районе, то очень просим правительство республики поменять тогда участки в районе или же подыскать другой район для проекта, — цитирует его слова «Байкал-Dailу».

В понедельник, 14 мая, жители Улан-Удэ вышли на акцию протеста с требованием защитить местные леса — теперь уже не только в Закаменском районе. Согласовать ее участникам так и не удалось, и несколько человек были задержаны.

Статья написана по материалам сайтов: www.baikal-media.ru, iz.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector