+7 (499) 938-69-47  Москва

+7 (812) 467-45-73  Санкт-Петербург

8 (800) 511-49-68  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Вырубка леса китаем в россии 2019 год

Подпишитесь на рассылку новых материалов Carnegie.ru

Понравился материал? Подпишитесь на рассылку!

Один из главных российских страхов перед китайцами – это то, что они хотят вырубить весь наш сибирский лес. В последние несколько месяцев об этом написали практически все – начиная с блогеров-активистов и заканчивая крупнейшими таблоидами. В интернете эта тема обсуждается на повышенных тонах уже не первый год, жители Иркутской области и Красноярского края пишут многотысячные петиции против «захвата» китайцами сибирской тайги.

Например, они требуют ввести мораторий на вырубку и экспорт леса-кругляка из России в КНР на десять лет. Местные активисты утверждают, что после варварской вырубки не происходит новых посадок леса, на освоенных участках остаются щепки и ветки, что вызывает пожары, а российские власти на местах то ли не хотят, то ли вовсе не в силах противостоять «желтой угрозе» лесам Сибири.

Общественность возмущена и тем, что сибирский лес продается в Китай практически в необработанном виде за копейки, а китайский бизнес, по сути, выигрывает дважды, продавая потом продукты деревопереработки обратно в Россию.

Действительно, Китай – один из крупнейших поставщиков мебели на мировом рынке, а по мере роста уровня жизни там активно расширяется и внутренний рынок изделий из древесины. В итоге КНР постепенно превратилась в мирового лидера по импорту необработанного дерева: в 2017 году его объем составил $23,4 млрд, 16,6% мирового импорта. На втором месте – США с импортом $21,1 млрд, далее – Япония ($10,3 млрд). Круг поставщиков древесины в Китай постоянно расширяется, но далеко не все они бьют тревогу.

Российские поставки

По данным китайской статистики, Россия – лидер по поставкам леса в Китай. Сейчас на нее приходится 30% китайского импорта древесины и пиломатериалов, на втором месте – Новая Зеландия с долей 13,8%, далее – Канада и США (по 9,8%). Из Новой Зеландии традиционно везут в основном просто лес-кругляк, из Северной Америки – продукты переработки (целлюлозу, бумагу, древесную массу). А вот структура древесного экспорта из России в Китай интересным образом изменилась за последние 10 лет, в том числе благодаря ограничениям на экспорт леса-кругляка, за которые так ратуют активисты.

В 2007 году российское правительство ввело новые тарифы на экспорт необработанной древесины из России: они выросли с 6,5% до 20%, а годом позднее увеличились еще раз – до 25%. В некоторых случаях пошлины на необработанный лес теперь достигают 80%. Рост таможенных сборов, по замыслу российских властей, должен был подтолкнуть поток инвестиций (в первую очередь иностранных) в отечественную деревообрабатывающую промышленность. Также законодатели, разумеется, думали и о пополнении бюджета: пошлины на товарную группу «лесоматериалы необработанные» в зависимости от сорта дерева теперь в большинстве случаев составляют 15 евро за кубометр (но могут доходить и до 100 евро за кубометр).

Увеличение тарифов отразилось на торговле с Китаем уже тогда, хотя 10 лет назад китайскую угрозу российскому лесу не рассматривали как самую страшную (больше переживали за поставки в скандинавские страны). Из-за новых правил объем экспорта российской древесины в Китай после десятилетнего роста впервые стал падать в 2007 году: с $2,7 млрд до $1,9 млрд в 2009 году. Несмотря на снижение объемов поставок из России, общий объем китайского импорта дерева продолжил увеличиваться – российский лес быстро заместили поставки из Новой Зеландии.

Несмотря на новые пошлины, интерес китайского бизнеса к российской древесине не пропал. Леса в России много, да и везти недалеко. Среди российских регионов лидерами по поставкам леса в Китай являются именно граничащие с ним Сибирь и Дальний Восток (в 2016 году их доля в общем объеме лесозаготовок в РФ – 41%). Но после введения драконовских тарифов на лес-кругляк в экспорте России стали преобладать лесоматериалы, все же прошедшие минимальную обработку (сейчас их доля – 62%). В 2017 году на лес-кругляк приходилось всего 35% российских поставок дерева в Китай.

Этот сдвиг в структуре российского экспорта леса неслучаен. Пошлины на вывоз распиленной древесины из России существенно ниже – 10% (от 5 евро за кубометр). Этим и воспользовался китайский бизнес. Вместо того чтобы, как задумывали власти в РФ, инвестировать в глубокую обработку лесоматериалов северного соседа, китайские предприниматели поступили проще: они стали потихоньку перебираться в Россию и открывать собственные лесопилки.

Если в 2008 году в России было зарегистрировано 152 лесопромышленные компании с китайским участием, то сейчас их не менее 564. Чаще всего они не занимаются непосредственно вырубкой леса: они привозят свою технику и специалистов, а на низшие должности нанимают россиян. В итоге экспорт дерева из России в Китай продолжает набирать обороты, но дальше первичной обработки лесоматериалов дело не доходит.

Китайский инвестор и русский эколог

Высокопоставленные чиновники Китая и России тем не менее не теряют надежды совместно развивать деревообрабатывающую промышленность на более сложном уровне. Переговоры о проектах по глубокой обработке леса ведутся уже почти 15 лет, но не всегда приводят к реальным результатам. Один из самых заметных совместных проектов КНР и РФ в лесной индустрии – это Асиновский лесопромышленный парк в Томской области, созданный еще в 2004 году. С 2008 года этим проектом занимается корпорация «РосКитИнвест», принадлежащая Яньтайской зоне технико-экономического освоения и китайской компании AVIC Forestry.

В 2016 году Томские власти объявили, что привлекли в этот проект «нового» инвестора из КНР – Объединенную инвестиционную корпорацию провинции Хубэй, которая также оказалась держателем контрольного пакета акций AVIC Forestry. Объем инвестиций в проект Асиновского ЛПК, как говорится на сайте парка (который, к слову, до сих пор не перевели на китайский язык), превышает 30 млрд рублей, а объем перерабатываемой древесины достигнет в перспективе 4,5 млн кубометров. Некоторые мощности ЛПК уже запущены, а полноценно проект заработает к 2022 году.

Другие российско-китайские проекты в лесопромышленности пока остаются на стадии переговоров или подготовки к строительству: это лесохимический комплекс в Енисейском районе стоимостью $2 млрд, Амурский целлюлозный завод (обещанный объем инвестиций – $1 млрд), а также совместная лесная биржа РФ и КНР. Еще один проект в Томской области, Белоярский лесопромышленный комплекс, обсуждается с 2015 года. Китайские инвесторы из Xinjiang Zhongtai Group и AVIC Forestry (той же, что финансирует Асиновский ЛПК) говорили о желании поскорее начать строительство ЛПК и собирались вложить туда до 50 млрд рублей, но с 2015 года новостей о проекте нет.

А вот будущее почти завершенного Амазарского лесопромышленного комплекса, который строится в Забайкальском крае при стопроцентном участии китайских инвесторов, сейчас под вопросом из-за экологических проблем. Проект начали еще в 2005 году при поддержке правительства Читинской области, а в декабре 2017 года даже включили в приоритетную программу развития приграничных территорий Забайкальского края.

Но на завершающем этапе строительства выяснилось, что ЛПК создает серьезную угрозу для экологии региона: необходимого количества леса для переработки в регионе просто нет (объемы лесозаготовки проекта по плану достигнут 2 млн кубометров в год), а плотина на реке Амазар, построенная для обеспечения работы комплекса, перекрывает миграционные пути рыбы и нарушает жизнедеятельность водоема. Экологи стали протестовать еще в 2013 году, а спустя пять лет, во многом из-за поднявшейся шумихи, китайские инвесторы окончательно вышли из проекта, успев вложить в него $360 млн.

Китайская грамота в лесном хозяйстве

Защитники сибирских лесов объясняют интерес китайского бизнеса тем, что в самом Китае вырубка леса запрещена законодательно из-за экологических проблем. Мол, китайцы довели свои леса до полного истощения и теперь принялись за богатства России. Однако это не совсем верно.

Действительно, экстенсивная и масштабная индустриализация в Китае в последние 30–40 лет привела к тому, что многие регионы оказались на грани экологической катастрофы, а возрождение природы буквально из пепла и создание «зеленой цивилизации» – приоритет для социально-экономической политики Пекина в последние годы. Но полного запрета на вырубку лесов в Китае не существует: власти вводят серьезные ограничения на лесозаготовку (даже в зоне искусственных лесопосадок), но при наличии лицензии делать это все-таки можно.

Это интересно:  Вырубка леса китайцами 2019 год

Ограничения меняются в зависимости от региона, особенно жесткие они для естественных лесов. В некоторых местах (например, вокруг крупнейших мегаполисов – Пекина, Шанхая и Тяньцзиня, а также в заповедных территориях Тибета) вырубка природного леса практически полностью запрещена. Больше всего леса можно вырубать в Гуанси-Чжуанском АО. Это один из наименее экономически развитых регионов Китая, которого слабо коснулась индустриализация.

До 2020 года китайские власти разрешают заготовить до 5,08 млрд кубометров леса по всей стране, причем коммерческой вырубке подлежат исключительно искусственные лесопосадки (2,8 млрд кубометров). То есть сейчас китайские власти разрешают вырубать примерно 1 млрд кубометров собственных лесов в год, что в три раза больше пиковых объемов экспорта из России. Но к 2020 году Пекин планирует полностью остановить вырубку естественных лесов и сократить коммерческую лесозаготовку на 20%, что может отразиться и на масштабах экспорта дерева из России.

Что не так с российским регулированием

В 2007 году в России не только повысили пошлины на экспорт леса-кругляка, но и серьезно переработали лесное законодательство. Ответственность за сохранность российских лесов перешла от федеральных к региональным властям В результате местные чиновники готовы подписаться даже под самым сомнительным с экологической точки зрения проектом (как, например, Амазарский ЛПК), лишь бы выполнить KPI по привлечению китайских инвестиций в свой регион.

Новый Лесной кодекс фактически ликвидировал систему государственной лесной охраны, значительно уменьшилось количество профессиональных лесников. Из-за этого ослабла система контроля за лесопользованием: на местах вырубок перестали убирать щепки и опилки, которые повышают риск пожаров (пик пришелся на лето 2010 года, отголоски чувствовались даже в Москве).

Кроме того, растут масштабы нелегальной вырубки лесов. Из-за сокращения финансирования лесники все чаще закрывают глаза на черных лесорубов, чьими услугами нередко пользуются и китайские компании, вызывая особый гнев россиян. Отследить такие противозаконные вырубки (которые нарушают правила лесопользования, что ведет к обезлесиванию территорий и пожарам) практически невозможно – это часто происходит в труднодоступных регионах.

Сюда же добавляется коррупция на таможне. Очень часто незаконно срубленный лес (даже если это дерево из Красной книги) без проблем можно обелить на российской границе: документы можно купить даже на экспорт реликтового сибирского кедра. Но пока возмущение общественности обращено не столько на чиновников, сколько на головы китайских предпринимателей, которые просто используют возможности того бизнес-климата, в котором существуют.

Экологи говорят, что чуть ли не главной проблемой для России является потребительское отношение к лесу, которое закреплено законодательно. В Лесном кодексе, по словам Алексея Ярошенко из «Гринпис Россия», практически не уделяется внимание возобновлению лесных массивов, а к тайге относятся как к «месторождению бревен». Действительно, объемы лесовосстановления в России оставляют желать лучшего. В 2016 году в России работы в этом направлении прошли на территории площадью 0,78 млн гектаров, а в том же Китае площадь новых посадок составила 28 млн гектаров.

Зеленый пояс и китайский путь

Китайцы активно работают в лесной отрасли не только в России. Зная о своей плохой экологической репутации, китайские власти все чаще говорят о необходимости «зеленого развития», особенно в рамках инициативы «Пояса и Пути». Но на деле китайский бизнес ведет себя за рубежом совершенно по-разному: многое зависит от уровня контроля со стороны местных властей. Это очень хорошо прослеживается на примере лесопроизводства.

Российская ситуация схожа с положением дел в странах Африки. Китайцы очень ценят розовое дерево, а мебель из него – признак статуса для растущего среднего класса. Крупнейшие поставщики розового дерева в Китай – Замбия, Конго, Мозамбик, одни из самых бедных и коррумпированных стран даже по-африканским меркам. Китайский бизнес там ведет себя почти так же, как в России: закупщики древесины из КНР стали крупными работодателями, дерево уходит на Восток по дешевке, в необработанном виде, а местные власти получают огромные взятки за то, что закрывают глаза на вырубки лесов без лицензии.

В Африке, как и во многих регионах Сибири, на лесоповалах нет китайских рабочих, предприниматели из КНР нанимают для этого местных жителей. Африканцы, кстати, рады такому сотрудничеству: благодаря бизнесменам из Китая у них есть стабильная работа, которая оплачивается выше рынка, а в городах, тесно связанных с производством древесины, снижается преступность и даже растет уровень образования.

Пока местные власти в странах Африки и в отдельных районах России смотрят сквозь пальцы на нелегальную лесозаготовку на своей территории, в Новой Зеландии работа китайских компаний становится важной темой на региональных выборах. Это притом, что там китайские компании обязаны покупать права на вырубку лесов, которые согласовываются на уровне центральных властей. Расходы на покупку лицензии может потянуть только крупный бизнес, поэтому на территории Новой Зеландии действуют не мелкие фирмы, а крупная China Forest Group Corporation (中国林业集团公司), созданная при непосредственном участии Государственного управления лесного хозяйства КНР (国家林业局).

В CFGP New Zealand на высших должностях работают новозеландцы, и компания активно расширяет программу образовательных грантов для местных с целью развития торговых отношений между Пекином и Веллингтоном. Власти на местах, судя по всему, жестко контролируют китайских инвесторов: например, администрация в регионе Вайрарапа подняла шумиху всего лишь из-за того, что китайский фермер, выкупив участок земли, перекрывает общественный проход в лес вопреки предписаниям новозеландской Комиссии пешей доступности (следит за соблюдением правил природных районов общественного пользования).

Основательная система лицензирования лесопроизводства в Новой Зеландии и контроль даже за мелкими нарушениями правил пользования земельными участками практически исключает возможность возникновения экологических проблем. Также активно проводятся программы лесовосстановления: в Новой Зеландии этим занимаются на правительственном уровне, что уравновешивает масштабную вырубку. Лесное хозяйство – один из приоритетов государства, и китайский бизнес (даже крупные госкорпорации) здесь играет по тем правилам, которые задают местные власти. То же самое он делает и в России.

Все за сегодня

Политика

Экономика

Наука

Война и ВПК

Общество

Подкасты

Мультимедиа

Новости

Политика

The New York Times (США): неуемные китайцы вывозят все больше леса, приводя в ярость не только Россию

От Алтайских гор до Тихоокеанского побережья лесозаготовки опустошают обширные российские леса, оставляя за собой полосы израненной земли, покрытой лишь безжизненными пнями.

Многим россиянам очевидно, кто в этом виноват: китайцы.

Двадцать лет назад Китай строго ограничил коммерческую вырубку в собственных природных лесах и с каждым годом все больше обращался к России, а в 2017 году вывез оттуда огромное количество леса, стремясь удовлетворить колоссальные потребности своих строительных компаний и производителей мебели.

«Сибиряки понимают, что лес необходим им для выживания, — сказал защитник окружающей среды Евгений Симонов, изучающий последствия коммерческой вырубки на Дальнем Востоке России. — И они прекрасно знают, что сегодня у них крадут лес».

Контекст

Лесозаготовители состязаются в вырубке российских лесов

Богатая лесами Россия спрашивает: кому бревна по дешевке?

Будущему российских лесов угрожает жажда наживы

Китайский спрос порождает вырубку и в других регионах — от Перу до Папуа — Новой Гвинеи, Мозамбика и Мьянмы.

На Соломоновых островах нынешние темпы лесозаготовок китайскими компаниями могут привести к истощению некогда нетронутых тропических лесов страны к 2036 году, по данным экологической группы «Глобал уитнесс» (Global Witness). В Индонезии активисты предупреждают, что незаконная вырубка, которую ведет компания со своими китайскими партнерами, ставит под угрозу одно из последних мест обитания орангутанов на острове Борнео.

Это интересно:  Вырубка лесов сущность проблемы 2019 год

Экологи говорят, что Китай просто вывел неумеренную вырубку со всеми ее последствиями из дома за границу, несмотря на то, что экономически это не так выгодно. Некоторые предупреждают, что масштабы лесозаготовок сегодня могут уничтожить последние нетронутые леса планеты, способствуя глобальному потеплению.

В то же время Китай заботится о защите собственных лесных богатств.

Два десятилетия назад коммунистическое правительство, обеспокоенное состоянием гор, лишившихся леса, загрязнением рек и опустошительными наводнениями в долине реки Янцзы, усилившимися из-за забитых плавающим лесом водоемов, было вынуждено принять меры по сокращению лесозаготовок внутри страны.

Спрос на лес в стране, однако, не уменьшился. Как не уменьшился и мировой спрос на фанеру и мебель, основные продукты из древесины, которые Китай производит и экспортирует.

Одно дело, когда китайский спрос на лес опустошает маленькие страны, отчаянно нуждающиеся в деньгах, и совсем другое — когда он истощает ресурсы гораздо более крупного государства, которое к тому же считает себя сверхдержавой и видит в Китае стратегического партнера.

Торговля лесом лишний раз дала понять, что Россия слишком сильно полагается на свои природные ресурсы. Она также вызвала негативную реакцию населения, обострив до того теплые отношения между лидерами двух стран — Владимиром Путиным и Си Цзиньпином.

Во многих городах возникли протестные движения. Члены Совета Федерации резко раскритиковали должностных лиц за то, что они закрывали глаза на ущерб, нанесенный природе Сибири и Дальнего Востока. Местные жители и защитники природы возмущены тем, что вырубка загрязняет водоемы и уничтожает естественную среду обитания находящихся под угрозой сибирского тигра и амурского леопарда.

«То, что сейчас происходит в Сибири и на Дальнем Востоке, разрушает последние остатки девственных лесов этих регионов» — сказал Николай Шматков, директор лесной программы Всемирного фонда дикой природы (WWF) в России. Эта организация зафиксировала нанесенный лесу ущерб, получив фотографии со спутников, которые сделаны как раз в период китайских лесозаготовок в стране.

«Это небезопасно для экологии» — добавил он.

Ничего не останется

Невероятные преобразования, произошедшие в экономике Китая за последние сорок лет, породили такой спрос. Сегодня это крупнейший импортер древесины в мире (на втором месте — Соединенные Штаты). Китай также является крупнейшим экспортером: большую часть импортируемой древесины здесь перерабатывают в продукцию, которая затем отправляется в магазины Home Depot (американская сеть магазинов товаров для ремонта и обустройства дома — прим. ред.) и «Икеа» по всему миру.

Общий объем импорта древесины в Китай — необработанных бревен, пиломатериала и целлюлозы — увеличился более чем в 10 раз с тех пор, как там ограничили заготовку леса в 1998 году, достигнув в 2017 году 23 миллиардов долларов, самого высокого показателя за всю историю, по данным глобального торгового атласа компании IHS Markit.

Правительство распространило региональные ограничения лесозаготовок на всю страну к концу 2016 года. Теперь разрешена коммерческая вырубка лишь в тех лесах, которые впоследствии восстанавливают. Экологи считают, что и другие страны должны стремиться к такой модели.

Проблема в том, что немногие страны это делают, чем и пользуется Китай.

Согласно отчету Виты Спивак, эксперта по вопросам Китая из Московского центра Карнеги, сейчас в России работают более 500 китайских компаний, часто у них есть российские партнеры. Россия когда-то почти не поставляла лес в Китай; в настоящее время на нее приходится более 20% китайского импорта леса в стоимостном выражении.

«Если зайдут китайцы, не останется ничего», — заявила местному телеканалу Марина Волобуева, жительница Закаменского района, который лежит к югу от озера Байкал, после того как китайская компания получила участки земли для вырубки в этих местах в аренду на 49 лет.

Россия продает такие лесорубочные билеты по ценам, которые очень отличаются в зависимости от региона и породы дерева, но в среднем составляют около 2 долларов за гектар, или 80 центов за акр, в год, по данным г-на Шматкова из Всемирного фонда дикой природы. Это намного дешевле, чем в других странах.

В 2017 году Китай вывез из России почти 200 миллионов кубометров древесины.

Артем Лукин, доцент кафедры международных отношений Дальневосточного федерального университета, отметил, что коррупция на государственном уровне, криминал и отсутствие экономического развития в Сибири и на Дальнем Востоке только усугубили кризис.

«Во многих сельских районах российского Дальнего Востока и Сибири мало других способов заработать на жизнь, кроме как выжимать природные ресурсы из обширных местных лесов», — сказал он.

Преображенный лесом

Для Китая, однако, эта торговля стала толчком к развитию.

Большая часть российского леса пересекает границу с Китаем в городе Маньчжурии. Когда-то здесь жили лишь кочевые племена, а на рубеже XX века он стал важным пунктом Транссибирской магистрали.

За последние 20 лет здесь появились более 120 заводов и фабрик. Они перерабатывают сырые или грубо обработанные пиломатериалы в фанеру и производят облицовочные плиты, ламинат, двери, оконные рамы и мебель.

По словам чиновника местного муниципалитета, фабрики занимают десятки акров на окраине города и создали более 10 тысяч рабочих мест в городе с населением 300 тысяч человек.

Новая застройка превратила город в архитектурный памятник русской культуре. Многие здания имеют такие типичные ее черты, как луковичные купола. Есть даже точная копия собора Василия Блаженного, в которой располагается детский научный музей, и отель в форме матрешки, — по словам местных властей, самая большая матрешка в мире.

Чжу Сюхуа (Zhu Xiuhua) за свою карьеру стала свидетелем расцвета торговли с Россией.

Г-жа Сюхуа, которой сейчас 50, переехала в Маньчжурию, когда Китай начал ограничивать лесозаготовки. Она стала посредником в импорте леса, а в 2002 году начала попытки получить права на непосредственную лесозаготовку в России. Четыре года спустя она основала компанию, которой управляет сегодня — «Иннер Монголиа кайшенг груп» (Inner Mongolia Kaisheng Group), одну из крупнейших в городе.

В настоящее время г-жа Сюхуа управляет тремя фабриками в Маньчжурии, а также имеет лицензию на заготовку 1,8 миллиона акров российских лесов возле города Братска, расположенного вблизи Байкала, и их транспортировку в Китай. «Мы растем с каждым годом», — сказала она.

Когда ее стали расспрашивать подробнее, она отказалась обсуждать детали сделок, однако на официальном сайте компании указано, что она инвестировала в Россию 20 миллионов долларов к 2015 году. Официальное китайское новостное агентство Синьхуа в 2017 году оценило активы конгломерата в 150 миллионов долларов.

По мнению г-жи Сюхуа, эта коммерческая деятельность является классическим случаем ответа на спрос предложением. Она считает, — возможно, самонадеянно, — что торговля продлится еще долго.

В дальнейшем она планирует договориться о новых сделках по лесозаготовкам, продвигаясь на запад. «Красноярск, — сказала она, используя сначала мандаринскую версию названия, прежде чем назвать его по-русски. — Там и за 100 лет всего не вырубишь».

Отмывание леса

Существуют международные протоколы, которые созданы с целью контроля над тем, где и какие породы деревьев вырубаются, и Соединенные Штаты в 2008 году приняли поправки к закону Лейси (Lacey Act), запретив импорт древесины, добытой где-либо незаконным путем. Впрочем, такие постановления трудно привести в исполнение.

В некоторых странах, например, в Соединенных Штатах и Канаде, заготовка леса строго контролируется, но китайские компании часто пользуются тем, что в других странах контроль слабее, и вырубают заповедные леса, — считают представители власти и защитники окружающей среды.

В России вырубка леса обычно выходит за пределы выделенных границ участков, и компании, экспортирующие древесину в Китай, как известно, подделывают отчетные документы.

Распространены также незаконные лесозаготовки, и некоторых людей подозревают в намеренном поджоге леса: выжженные деревья можно законно выбраковать и продать.

В 2016 году министерство юстиции США обвинило компанию «Ламбер ликвидейтерс» (Lumber Liquidators) в незаконном ввозе паркета из твердых пород дерева, который в основном производился в Китае с использованием древесины, незаконно заготовленной на Дальнем Востоке России.

Это интересно:  Про вырубку леса в сибири 2019 год

Слухи о коррупции в России вызвали народный гнев. На вопрос о масштабах незаконных лесозаготовок г-н Путин дал весьма резкий ответ на своей ежегодной пресс-конференции в декабре. Он назвал лесную отрасль России «очень коррумпированной сферой».

«Варварская вырубка»

Протестное движение против вырубки леса — и, в частности, заготовок леса китайцами — набирает обороты в Сибири и на Дальнем Востоке России. Это лишь подогревает межэтническую напряженность между русскими и китайцами вдоль границы, которая простирается более чем на 2600 миль. Эти народы издавна с недоверием относились друг к другу из-за политических и культурных различий.

Одна из акций протеста в мае прошлого года в Улан-Удэ, региональной столице на озере Байкал, закончилась столкновениями с полицией и восемью арестами. «Остановите варварскую вырубку лесов», — гласила надпись на плакате демонстрантов.

Политическая ситуация вокруг этого вопроса дестабилизировалась настолько, что в январе руководителю Федерального агентства лесного хозяйства России Ивану Валентику задали неудобный вопрос в Совете Федерации, который обычно не обращается с критическими замечаниями напрямую к членам правительства Путина.

Тогда он выступил в поддержку продажи разрешений на лесозаготовки и попытался переложить вину на китайские компании, которые, по его словам, не выполняют свои обязательства — например, по восстановлению лесов. Он предположил, что России, возможно, придется прекратить прямые поставки древесины в Китай.

Китайский Государственный лесной фонд и управление пастбищных угодий не ответили на наше письмо с вопросами. Чиновники ранее обещали, что китайские компании будут придерживаться местных законов и учитывать воздействие на окружающую среду.

Сначала г-жа Сюхуа сказала, что ее не волнуют протесты внутри России, поскольку деятельность ее компании находится строго в рамках российского законодательства. Однако после финального раунда публичных слушаний в Москве ее высказывания были менее оптимистичны.

«В России сейчас все меняется», — сказала она по телефону, а затем отказалась отвечать на какие-либо дальнейшие вопросы.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

«Ответ не принимается»: Матвиенко жестко ответила министру Кобылкину на предложение закрыть вывоз леса в Китай

7 ноября в Совете Федерации чуть не произошла маленькая революция. Министр природных ресурсов и экологии России Дмитрий Кобылкин заявил сенаторам, что готов закрыть вывоз леса в Китай .

— Китай — основной рынок, куда вывозится наша древесина, — сказал Кобылкин. — Я министру ( КНР , — ред.) сказал одну простую вещь. По тому настроению президента и премьера (России, — ред.), если мы в ближайшее время не наведем порядок, мы закроем полностью экспорт в Китай древесины. Если ни силовые органы, ни таможня не могут справиться с задачей контроля вывоза леса, то так придется поступить.

О размахе вырубки леса в Сибири и его вывозе в Китай давно ходят жуткие легенды. И назначенный министром в мае этого года Дмитрий Кобылкин, надо отдать ему должное, кажется решил хоть что-то, наконец, с этим делать.

— Вам нужен лес — восстанавливайте нам лес, — пытался министр передать накал переговоров с китайцами. — И представители Китая выразили готовность обсудить создание лесовосстановительных комплексов в России.

Министр природных ресурсов и экологии РФ Дмитрий Кобылкин во время выступления на пленарном заседании Совета Федерации РФ. ФОТО Валерий Шарифулин/ТАСС

Однако спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко отреагировала на речь министра не менее страстно.

— Ответ не принимается, — резко сказала она Кобылкину. — Мы ждем программу жестких, серьезных мер. Поверьте, ни Китай, никто нам не поможет, если мы у себя внутри не наведем порядок. Эта сфера настолько криминальной и коррупционной стала, что уже эта ржавчина разъела всех! И чтобы не навести порядок в стране — на таможне, на границе, и требовать запретить незаконный вывоз леса, незаконную вырубку — это расписаться в беспомощности.

И оргвыводы Матвиенко сделала тут же:

— Давайте мы дадим вам полгода времени, чтобы вы разобрались, погрузились, — обратилась она к министру. — У Валентика (главы Рослесхоза Ивана Валентика, — ред.) уже счетчик пошел, ему меньше осталось.

Остается добавить, что в прошлом, 2017 году торговля лесом России с Китаем выросла на 23% — почти до 5 миллиардов долларов. Россия — основной поставщик леса в КНР. Она закрывает 30% объема покупок древесины Китаем. Для сравнения Канада и США занимают по 10% в общем объеме поставок в Китай лесоматериалов.

Однако, до сих пор только официально более трети (35%) поставок древесины из России в Китай — это необработанный лес-кругляк.

ВОПРОС ДНЯ

Как России защитить свои природные богатства?

Николай ДРОЗДОВ, телеведущий:

— Надо беречь и восполняемые, и невосполняемые ресурсы. Невозобновляемыми надо уметь пользоваться с максимальной выгодой. А восполняемые использовать лишь в рамках того, что набралось, и особо охранять.

Юрий ИЛЬЧЕНКО, фермер:

— Пораньше вставать, попозже ложиться. Научить всех работать — это и будет главной защитой. Будем активно работать — не важно, в переработке леса, зерновых культур — будем развивать страну.

Виктор ЛАЗЬКО, завлабораторией луковых и бахчевых культур ВНИИ риса:

— Глупо отдавать кругляк! В любой стране законченный цикл производства приветствуют. А так гоним за бугор сырье благодаря алчности отдельных лиц. Их даже государевыми людьми не назовешь — просто пользуются своим служебным положением. На главного лесничего и главу района закон должен распространяться, как и на всех прочих.

Леонид ПОПОВИЧ, президент Союза виноградарей и виноделов:

— Заставить всех выполнять законы. Есть немало серьезных документов, направленных на это. И перестать продавать за рубеж природные богатства в первозданном виде — перестать быть сырьевым придатком.

Рис.: Катерина МАРТИНОВИЧ

Андрей КОБЯКОВ, экономист:

— Проблема неструктурирована. У нас, с одной стороны, много леса гниет на корню, а в других местах его под корень вырубают. Должны четко соблюдаться нормативы выработки и нормы контроля. В целом нашего леса на столетие хватит. Когда у нас пошлины на вывоз кругляка подняли — тут же подскочило производство фанеры — то ли на 30, то ли на 50 процентов за год. Но потом по линии ВТО приехала делегация Финляндии и потребовала эти пошлины отменить. Вообще это протекционизм.

Наталья ШАГАЙДА, директор Центра агропродовольственной политики РАНХиГС:

— То, что происходит с лесом, полное безобразие. Посмотрите территории, где находятся эти леса. И в каком они состоянии. Люди там живут плохо, хотя древесина вывозится в огромных количествах. И в Ленинградской области такая же проблема — по прекрасным дорогам вывозят лес в Финляндию, а население при этом бедное. С лесной отраслью давно пора разобраться.

Даниил, читатель сайта KP.RU:

— Всем лицензированным перевозчикам сырья клеить типовые яркие светоотражающие наклейки с водяными знаками. Едет без наклейки — стрелять по колесам, останавливать, реквизировать транспорт с лесом.

БЫЛ СЛУЧАЙ

Безжалостный распил: Почему лесная охрана закрывает глаза на вырубку реликтового леса

Ленточный бор на Алтае существует еще с мелового периода мезозойской эры. Жители брали древесину всегда, но только сейчас реликтовый лес оказался под угрозой исчезновения – примерно с 2008 года его начали вырубать в промышленных масштабах под разными предлогами, начиная от санитарных рубок и заканчивая «строительством» фиктивных деревообрабатывающих предприятий (подробности)

Статья написана по материалам сайтов: inosmi.ru, www.kem.kp.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector