+7 (499) 938-69-47  Москва

+7 (812) 467-45-73  Санкт-Петербург

8 (800) 511-49-68  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Вырубка леса китайцами березовский 2019 год

Так, жители Березовского, города-спутника Екатеринбурга, потребовали отменить передачу более 38 тысяч гектаров защитного леса в долгосрочную аренду частной компании.
— Первыми тревогу забили сотрудники лесничества, — рассказал корреспонденту «РГ» редактор газеты «Березовский рабочий» Сергей Стуков. — По их данным, за лесничеством закреплено 139 гектаров, то есть под вырубку планировался практически каждый третий квадратный метр леса. И вместо зеленого щита вокруг двух городов осталось бы решето. А ждать, когда вырастут новые посадки, пришлось бы десятилетиями.
Скандал оказался настолько громким, что арендатор предпочел не бороться с общественным мнением и отказался от участка. Сейчас он согласует в Федеральном агентстве лесного хозяйства откорректированный вариант инвестпроекта. Новая география вырубок неизвестна, но, по некоторым данным, речь идет о местах, более отдаленных от областного центра и крупных городов.
Причина отступления глубже в тайгу, по мнению экспертов, кроется в неизбежных имиджевых потерях в случае реализации проекта. Проверки, ревизии и вопросы, почему под вырубку пошли леса защитной категории, в этом случае были бы неизбежны. А компания включена в реестр добросовестных лесопользователей, что дает ей преференции при заключении контрактов: можно получать в аренду участки без аукциона, плюс налоговые льготы. Потеря доброго имени неизбежно влечет за собой финансовые потери, а уходить с территории Среднего Урала инвестор не собирается.
— Мы будем реализовывать проект в других районах, — кратко пояснил стратегию выхода из неприятностей директор предприятия Александр Шестаков.
Несмотря на оптимистичное завершение скандала, до сих пор неясно, как в принципе в инвестпрограмму, утверждаемую и в правительстве региона, и в Рослесхозе, могли попасть большие площади защитных насаждений.
Согласно Лесному кодексу РФ, к статусу защитных относятся несколько категорий лесов: расположенные на особо охраняемых территориях, в водоохранных зонах и, естественно, зеленое окружение городов. Рубка допускается, но только выборочная, чтобы избавить участок от погибших, больных или поврежденных деревьев. Понятно, что это задача не промышленных масштабов, в лесозаготовку такой избирательный подход явно не вписывается. Тем не менее в правительстве региона не усматривают ничего страшного в том, что защитные леса Березовского могли пойти под топор.
— Оставлять одни пеньки никто не собирался, — утверждает заместитель министра промышленности и науки Свердловской области Игорь Зеленкин. — На этой территории деревья все равно должны были вырубаться. Еще до включения в инвестпроект она находилась в пользовании другого арендатора, но поскольку тот не выполнял утвержденные планы, в том числе по заготовке древесины, договор расторгли и предложили участок другому.
Оживить лесозаготовительную и перерабатывающую деятельность в регионе власти пытаются уже не первый год. В конце девяностых она развивалась очень активно, к двухтысячным пришла в упадок. Рост производства наблюдается только в последние два года, но и при этом оптимизме отставание от советских объемов заготовки древесины — сотни тысяч кубометров. Разрыв в количестве занятых не столь велик, хотя тоже впечатляет: сейчас на предприятиях лесопромышленного комплекса (ЛПК) Свердловской области трудятся 13 тысяч человек, в советское время трудились 70 тысяч.
По закону в зоне защитных насаждений допускается только выборочная рубка. Промышленникам же неинтересно точечно избавляться от погибших, больных или поврежденных деревьев
Для возрождения отрасли необходимы инвестиции. В прошлом году Свердловская область вошла в пятерку регионов-лидеров по количеству инвестпроектов в ЛПК. В УрФО это лидерство несомненно: из восьми действующих в округе программ по освоению леса семь развернуты именно на Среднем Урале. На конец 2018 года бизнес вложил в лесное дело 1,5 миллиарда рублей. Готовятся документы еще на три инвестпроекта, направленных не только на вырубку и переработку древесины, но и на выращивание саженцев елей, сосен и берез по новейшим технологиям в теплицах.
— Чем активнее будут разворачиваться официально утвержденные проекты, чем больше территорий передадут в пользование добросовестным арендаторам, тем меньше возможностей у «черных лесорубов» и эффективнее контроль за использованием зеленого богатства края, — уверен Игорь Зеленкин.
С этой позицией в Общественной палате согласны, но, как считает руководитель рабочей группы по рациональному использованию лесов Андрей Назаров, даже за утвержденными проектами нужен глаз да глаз, чтобы не получилось так, как на Дальнем Востоке, когда участок передали в долгосрочную аренду компании из Китая, а вырубленное потоком пошло за рубеж.
Народных сигналов: что-то идет не по плану, хватает. Жители Волчанского округа, к примеру, рассказали: открытое несколько месяцев назад предприятие по переработке древесины захламляет отходами поля, тогда как по условиям инвестконтракта все до щепочки должно перерабатываться в конечный продукт — пеллеты или технологические дрова. А по отчетам бизнеса и контролирующих органов все в норме.
— Да я своими глазами видел горы опилок! — настаивал на встрече с министром житель Волчанска.
Чтобы информация с мест вовремя доходила до тех, кто координирует инвестпроекты, а наказание следовало до того, как щепки полетят, активисты предложили привлекать народных контролеров к выездным проверкам надзорных органов. Это — как минимум, а как максимум — выносить на общественные слушания планируемые инвестпроекты в сфере лесопользования.
Кстати
На УрФО приходится около 14 процентов расчетной лесосеки РФ, но основная часть ее недоступна из-за недостаточного развития дорожной сети. Около 40 процентов территории округа занято притундровыми лесами и редкостной тайгой, то есть низкопродуктивными насаждениями. Изменить структуру производства планируется за счет создания кластеров, которые обеспечат комплексную и глубокую переработку древесины. В частности, стратегией развития лесной отрасли предусмотрено строительство в Свердловской области и Югре крупных целлюлозно-бумажных комбинатов мощностью миллион тонн продукции в год.

Это интересно:  Вырубка леса в иркутской области 2019 год

Общественники спасли от вырубки защитные леса возле Березовского

С предложением подключить жителей к контролю за исполнением инвестиционных проектов в отношении лесопользования выступила Общественная палата Свердловской области. К этому активистов подвигла не столько деятельность дровосеков-нелегалов, сколько неожиданные последствия, которые таят в себе даже официально утвержденные планы по заготовке и реализации леса.

Так, жители Березовского, города-спутника Екатеринбурга, потребовали отменить передачу более 38 тысяч гектаров защитного леса в долгосрочную аренду частной компании.

— Первыми тревогу забили сотрудники лесничества, — рассказал корреспонденту «РГ» редактор газеты «Березовский рабочий» Сергей Стуков. — По их данным, за лесничеством закреплено 139 гектаров, то есть под вырубку планировался практически каждый третий квадратный метр леса. И вместо зеленого щита вокруг двух городов осталось бы решето. А ждать, когда вырастут новые посадки, пришлось бы десятилетиями.

Скандал оказался настолько громким, что арендатор предпочел не бороться с общественным мнением и отказался от участка. Сейчас он согласует в Федеральном агентстве лесного хозяйства откорректированный вариант инвестпроекта. Новая география вырубок неизвестна, но, по некоторым данным, речь идет о местах, более отдаленных от областного центра и крупных городов.

Причина отступления глубже в тайгу, по мнению экспертов, кроется в неизбежных имиджевых потерях в случае реализации проекта. Проверки, ревизии и вопросы, почему под вырубку пошли леса защитной категории, в этом случае были бы неизбежны. А компания включена в реестр добросовестных лесопользователей, что дает ей преференции при заключении контрактов: можно получать в аренду участки без аукциона, плюс налоговые льготы. Потеря доброго имени неизбежно влечет за собой финансовые потери, а уходить с территории Среднего Урала инвестор не собирается.

— Мы будем реализовывать проект в других районах, — кратко пояснил стратегию выхода из неприятностей директор предприятия Александр Шестаков.

Это интересно:  Вырубка леса как бизнес 2019 год

Несмотря на оптимистичное завершение скандала, до сих пор неясно, как в принципе в инвестпрограмму, утверждаемую и в правительстве региона, и в Рослесхозе, могли попасть большие площади защитных насаждений.

Согласно Лесному кодексу РФ, к статусу защитных относятся несколько категорий лесов: расположенные на особо охраняемых территориях, в водоохранных зонах и, естественно, зеленое окружение городов. Рубка допускается, но только выборочная, чтобы избавить участок от погибших, больных или поврежденных деревьев. Понятно, что это задача не промышленных масштабов, в лесозаготовку такой избирательный подход явно не вписывается. Тем не менее в правительстве региона не усматривают ничего страшного в том, что защитные леса Березовского могли пойти под топор.

— Оставлять одни пеньки никто не собирался, — утверждает заместитель министра промышленности и науки Свердловской области Игорь Зеленкин. — На этой территории деревья все равно должны были вырубаться. Еще до включения в инвестпроект она находилась в пользовании другого арендатора, но поскольку тот не выполнял утвержденные планы, в том числе по заготовке древесины, договор расторгли и предложили участок другому.

Оживить лесозаготовительную и перерабатывающую деятельность в регионе власти пытаются уже не первый год. В конце девяностых она развивалась очень активно, к двухтысячным пришла в упадок. Рост производства наблюдается только в последние два года, но и при этом оптимизме отставание от советских объемов заготовки древесины — сотни тысяч кубометров. Разрыв в количестве занятых не столь велик, хотя тоже впечатляет: сейчас на предприятиях лесопромышленного комплекса (ЛПК) Свердловской области трудятся 13 тысяч человек, в советское время трудились 70 тысяч.

По закону в зоне защитных насаждений допускается только выборочная рубка. Промышленникам же неинтересно точечно избавляться от погибших, больных или поврежденных деревьев

Это интересно:  Вырубка лесов сущность проблемы 2019 год

Для возрождения отрасли необходимы инвестиции. В прошлом году Свердловская область вошла в пятерку регионов-лидеров по количеству инвестпроектов в ЛПК. В УрФО это лидерство несомненно: из восьми действующих в округе программ по освоению леса семь развернуты именно на Среднем Урале. На конец 2018 года бизнес вложил в лесное дело 1,5 миллиарда рублей. Готовятся документы еще на три инвестпроекта, направленных не только на вырубку и переработку древесины, но и на выращивание саженцев елей, сосен и берез по новейшим технологиям в теплицах.

— Чем активнее будут разворачиваться официально утвержденные проекты, чем больше территорий передадут в пользование добросовестным арендаторам, тем меньше возможностей у «черных лесорубов» и эффективнее контроль за использованием зеленого богатства края, — уверен Игорь Зеленкин.

С этой позицией в Общественной палате согласны, но, как считает руководитель рабочей группы по рациональному использованию лесов Андрей Назаров, даже за утвержденными проектами нужен глаз да глаз, чтобы не получилось так, как на Дальнем Востоке, когда участок передали в долгосрочную аренду компании из Китая, а вырубленное потоком пошло за рубеж.

Народных сигналов: что-то идет не по плану, хватает. Жители Волчанского округа, к примеру, рассказали: открытое несколько месяцев назад предприятие по переработке древесины захламляет отходами поля, тогда как по условиям инвестконтракта все до щепочки должно перерабатываться в конечный продукт — пеллеты или технологические дрова. А по отчетам бизнеса и контролирующих органов все в норме.

— Да я своими глазами видел горы опилок! — настаивал на встрече с министром житель Волчанска.

Чтобы информация с мест вовремя доходила до тех, кто координирует инвестпроекты, а наказание следовало до того, как щепки полетят, активисты предложили привлекать народных контролеров к выездным проверкам надзорных органов. Это — как минимум, а как максимум — выносить на общественные слушания планируемые инвестпроекты в сфере лесопользования.

На УрФО приходится около 14 процентов расчетной лесосеки РФ, но основная часть ее недоступна из-за недостаточного развития дорожной сети. Около 40 процентов территории округа занято притундровыми лесами и редкостной тайгой, то есть низкопродуктивными насаждениями. Изменить структуру производства планируется за счет создания кластеров, которые обеспечат комплексную и глубокую переработку древесины. В частности, стратегией развития лесной отрасли предусмотрено строительство в Свердловской области и Югре крупных целлюлозно-бумажных комбинатов мощностью миллион тонн продукции в год.

Экономика Отрасли Ресурсы Общество Природа Общество Экология Филиалы РГ Урал и Западная Сибирь УрФО Свердловская область

Статья написана по материалам сайтов: smilefun.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector