+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Сравнение вырубки леса в СССР и в России

Председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко 12 февраля 2019 года предложила ввести временное эмбарго на экспорт леса из России. Декларируемая цель – навести порядок в лесной промышленности России, разобраться с тем, какие лесозаготавливающие предприятия как обращаются с арендованными участками, проверить законность аренды данных участков.

Идея запрета экспортных поставок леса в кругах власти появляется не впервые. Подобное предложение выдвигалось ещё в 2009 году, затем законопроект, запрещающий вывоз круглого леса сроком на 5 лет, вносился в Государственную Думу РФ от партии ЛДПР в мае 2016 года, однако активная деятельность в этом направлении развернулась лишь в 2018 году. В мае 2018 года группой депутатов от ЛДПР во главе с первым зампредседателя Комитета палаты по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям Владимиром Сысоевым был внесён на рассмотрение депутатами Госдумы законопроект, запрещающий экспорт деловой древесины (не только круглого леса, но и с минимальной обработкой, например, расколотого пополам) хвойных пород сроком на 10 лет с 2020 года. В ноябре 2018 года идея запрета экспорта древесины звучала уже от министра природных ресурсов и экологии Дмитрия Кобылкина. А уже в январе 2019 года глава Федерального агентства лесного хозяйства (Рослесхоз) Иван Валентик предложил запретить гражданам, проживающим в Сибири и на Дальнем Востоке продавать древесину китайским предпринимателям. Отмечается, что предлагаемые меры направлены на развитие переработки внутри страны и сохранение лесов.

Однако ограничение экспорта – крайне радикальная мера. Она может поставить под угрозу существование всей лесной промышленности, лишить работы десятки тысяч людей, но при этом не решит полностью проблему уничтожения лесов.

Аналитический доклад Института экономики посвящен изучению основных проблем лесной промышленности, проблем и путей решения вопроса сохранения лесов и мировых практик. Целью доклада является выработка рекомендаций по проведению реформ в лесной промышленности, которые будут способствовать восстановлению качественного леса без ущерба для действующих предприятий.

Раздел I. Текущее состояние лесной промышленности

Российские леса покрывают площадь в 800 млн га, это порядка 45% территории страны. Россия обладает пятой частью мировых запасов древесины. Естественный прирост оценивается в 1 млн. га, однако, по оценке Фонда дикой природы, нетронутые леса России сократились до 225 млн. га, а их место занимает молодая поросль с менее ценной древесиной и более примитивной экосистемой.

Экологи и представители власти выявляют несколько основных причин неконтролируемой вырубки леса:

1) Большая площадь земель неясного назначения. Это проблема тянется со времён СССР, когда леса передавались в пользование совхозам, а в последствии переводились с нарушением процедур в земли сельскохозяйственного назначения, и передавались в пользование третьим лицам. По оценке «Гринпис», в России порядка 40 млн. га леса имеют неясную принадлежность. Невозможно однозначно определить, это государственный лесной фонд или земли сельскохозяйственного назначения.

2) Высокий спрос со стороны Китая. Китай на данный момент проводит политику полного запрета на коммерческую вырубку естественных лесов к 2020 году и сокращения вырубки искусственных лесов на 20%. При этом Китай является мировым лидером по объёмам поставок древесины и изделий из древесины. В 2017 году экспорт Китая, по данным World Integrated Trade Solutions (входит в состав Всемирного банка ), оценивался более, чем в 35,8 млрд долларов.

3) Несоответствие формально заявленных участков вырубки фактическим.

4) Отсутствие восстановления лесов после вырубки в должном объёме. В 2016 году искусственное лесовосстановление было проведено на площади в 178,8 тыс. га, это всего лишь 17,9% от всей площади разрешённой сплошной вырубки. А 26% сплошных рубок и вовсе не будут восстановлены даже естественным путём (данные Стратегии развития Лесного комплекса Российской федерации до 2030 года).

Основана причина принятия радикальных решений заключается, в первую очередь, в недостаточном внимании чиновников к экспертным оценкам и рекомендациям. По оценке заместителя председателя правительства РФ Алексей Гордеева, «чёрные лесорубы» заготавливают от 0,8% до 40% от всего объёма заготовленной древесины. То есть, судя по диапазону значений фактически отсутствует даже приблизительная оценка нелегальной заготовки, на которую можно было опираться. По данным Федерального агентства лесного хозяйства (Рослесхоз), в первом полугодии 2018 года было зафиксировано 7400 фактов незаконной рубки леса общим объёмом на 470,6 тыс. м 3 . При этом, 65% нарушений было выявлено в Иркутской области. Таким образом, Рослесхоз фиксирует только относительно некрупные нарушения (в среднем 63,6 м 3 на одно нарушение).

На фоне стабильно растущего объёма разрешённой вырубки лесов в России (173,6 млн. м 3 в 2010 году, 205 млн. м 3 в 2015 году, 210 млн. м 3 в 2016 – 2017 годах и 215 млн. м 3 в 2018 году) , объём выявленной незаконной вырубки лишь немногим превышает 0,4% от всего объёма заготовки. Если исключить из расчёта заготовку силами Федеральной службы исполнения наказаний в 45 млн. м 3 , то выявленные нарушения составляют 0,55%.

По данным Союза лесопромышленников, лесозаготовкой в России занимается почти 30 тыс. юридических и физических лиц. Особенно сложно поддается учету оборот пиломатериалов. Общий объем произведенных пиломатериалов в 2017 году составил 27 млн м 3 . Почти треть из них — 10 млн м 3 — было произведено нелегально . Контроль за вырубками осложнён ещё и тем, что существует недостаток кадров: после принятия нового Лесного кодекса в 2007 году штат сотрудников лесной охраны насчитывал 120 тыс. человек, а затем сократился до 18 тыс. человек.

Визуальные наблюдения экологов, экспертов и местных жителей показывают, что на самом деле в России вырубаются колоссальные площади лесов. Однако в то же время, Россия, по оценке Продовольственной и сельскохозяйственной организации Объединённых наций, обеспечивает 15% мирового экспорта делового круглого леса. Ровно столько же обеспечивает Новая Зеландия, которая по площади в 64 раза меньше России, и США с Канадой в складчину. Даже небольшая Чехия в центре Европы экспортирует лишь в 3 раза меньше круглой деловой древесины, чем Россия.

Раздел II. Особенности и проблемы сотрудничества с Китаем в сфере лесной промышленности

Китай на данный момент является крупнейшим в мире импортёром делового круглого леса: 43% всего мирового импорта, по данным Продовольственной и сельскохозяйственной организации Объединённых наций, приходится именно на эту страну. Также Китай – крупнейший в мире потребитель пиломатериалов (26% от всего мирового импорта).

В плане поставки пиломатериалов в Китай Россия – безоговорочный лидер. В прошлом году, по данным WOOD Markets Group, мы обеспечили 15,5 млн. м 3 из общего импорта на 37 млн. м 3 , это 42% поставок.

Рис. 1. Поставки пиломатериалов по странам в Китай

С поставками необработанного круглого леса ситуация иная, здесь уже доля России значительно ниже. За год Китай импортирует лесоматериалы хвойных пород (сосна, ель, лиственница) в объёме 38 млн. м 3 , из них Россия поставляет менее 9 млн. м 3 . Импорт твёрдых пород дерева (дуб, ясень, берёза и т.д.) составляет порядка 17 млн. м 3 , и 3 млн. м 3 приходят из России.

Таким образом, из всех поставок круглого леса в Китай на 55 млн. м 3 , Россия обеспечивает только порядка 12 млн. м 3 или 21,8% от всех поставок.

Таким образом, США с Канадой обеспечивают схожий с Россией объём поставок круглого леса хвойных пород в Китай, а Новая Зеландия даже превосходит.

Китайский рынок лесо- и пиломатериалов велик, но Россия не является монополистом на нём. Китайский импорт сильно диверсифицирован, соответственно, добровольный уход с рынка России приведёт к тому, что наше место займут другие страны.

Есть и оборотная сторона медали. В последние годы немало проблем в лесной отрасли России было связано с деятельностью китайских компаний, которые проявляли немалый интерес с точки зрения инвестиций. Одним из первых таких крупных проектов со 100% участием китайских инвесторов в 2005 году стало строительство Амазарского лесопромышленного комплекса в Читинской области. Однако темпы строительства комплекса сильно отставали от плана, а заготовка леса тем временем уже шла. В итоге комбинат по производству небелёной целлюлозы так и не был создан, а в 2018 китайский концерн ZJR прекратил финансирование проекта.

Это интересно:  Доверенность на вырубку леса

Иногда крупные китайские проекты все же доходят до финальной стадии. Но процесс может быть очень длительным. Например, в 2004 году в Томской области началось создание Асиновского лесопромышленного парка, которым с 2008 года занимается компания «РосКитИнвест», принадлежащая Яньтайской зоне технико-экономического освоения и китайской компании AVIC Forestry. В 2016 году томские власти привлекли в регион «нового» инвестора — Объединенную инвестиционную корпорацию провинции Хубэй. Новым этот инвестор оказался только формально, эта компания – держатель контрольного пакета акций AVIC Forestry. Одни инвестконтракты сменяются другими, но полный запуск лесоперерабатывающего комплекса так и не осуществлен.

Самый же вопиющий случай эксплуатации отечественных лесов китайскими предпринимателями – это аренда 137 тыс. га земли с лесом в Томской области сроком на 49 лет за 1,26 млрд. рублей. Выходит, что аренда 1 га земли стоит 15,64 рублей в месяц. Территорию в Асиновском , Каргасокском и Верхнекетском районах разбили на четыре лота, но их все выиграл единственный участник торгов — ООО «Международная инвестиционная компания Цзинье». 99% доли в ней принадлежат китайской корпорации «Цзинье» (Jingye Group), 1% — у жителя Томской области Цзи Сиси, который и возглавляет эту компанию. Однако такая откровенная махинация, все же, привлекла внимание правоохранительных органов. 25 января 2019 года прокуратура обратилась в суд с заявлением о расторжении договора с целью предотвратить причинение ущерба окружающей среде. Результат – суд запретил вырубку леса. Но контракт был действительно выгодным для Китая: 1 га леса за все 49 лет аренды обходился всего в 9200 рублей.

Наиболее привлекательный формат для предпринимателей из Китая – это создание небольших «лесопилок», которые позволяют после минимальной обработки отправлять на экспорт древесину с пошлинами в 10% (для круглой древесины они не ниже 25%). Если в 2008 году в России было зарегистрировано 152 лесопромышленные компании с китайским участием, то сейчас их не менее 564.

Раздел III. Оценка эффективности мер, реализуемых российскими органами государственной власти

1)19 июля 2019 года состоялась публикация закона , согласно которому, тот, кто произвёл рубку деревьев, должен произвести посадку аналогичной площади в том же регионе не позже, чем через год после рубки. По задумке авторов закона, эта мера должна обеспечить восстановление лесов. Однако искусственное восстановление лесов без дальнейшего ухода ускоряет прирост леса на 5-10 лет, но не делает его более качественным. Вместо хвойных пород в лесах начинают преобладать за счёт естественного распространения быстрорастущие осины и берёзы, и от этого не выдерживается расстояние между деревьями, и из-за дефицита света деревья вырастают низкорослыми. Результат – снижение производительности (полезного роста) в 5 – 6 раз по сравнению с лесом, молодняк которого подвергался уходу. Таким образом, простое восстановление леса без ухода за молодняком не создаёт прежнее количество качественной древесины.

2) В 2017 году начала полномасштабную работу Единая государственная автоматизированная информационная система учета древесины и сделок с ней («ЛесЕГАИС»). В ней содержатся сведения о правах на заготовку древесины и сделках с ней, включая экспортные. На данный момент, на всех этапах в цепочке поставок леса в ЕГАИС фиксируются только объем и масса заготовленного леса, а маркировка каждого бревна применяется только для ценных пород леса (дуб, бук и ясень). Такая система оставляет место для мошеннических действий: под документами, полученным легальным путём, может проходить другая, более качественная и дорогая древесина, добытая на ином участке, на который не выдавалось разрешения. В том числе по официальным документам может проходить лес, вырубленный «чёрными лесорубами», которые не только не занимаются восстановлением леса, но и не убирают за собой опилки и прочие сухие отходы, которые становятся причиной обширных лесных пожаров. Однако и чипирование каждого бревна (возможность такой меры озвучил Дмитрий Медведев) , позволяющее отслеживать все перемещения, связано с финансовыми проблемами: стоимость каждого чипа оценивается в $0,5 — $5. Стоимость среднего бревна объёмом 0,25 м 3 с доставкой на 250 км при стоимости 1м 3 в 3000 руб. выходит в 750 рублей. Чипирование каждого бревна стоимостью 750 рублей выходит экономически нецелесообразным.

3) Министр природных ресурсов и экологии Дмитрий Кобылкин предложил переложить ответственность за восстановление леса на основных зарубежных потребителей – Китай. Кроме того, что Китай не заинтересован в восстановлении лесов на территории иного государства, поскольку имеет разветвлённую сеть поставщиков, предложение Кобылкина не решает полностью проблемы использования лесов. Оно заключается в строительстве на территории России 10 – 20 семеноводческих центров и никак не затрагивает вопрос ухода за лесами.

Раздел IV. Перспективы развития лесной промышленности

с учётом мирового опыта

Правило аренды на 49 лет приводит к невозможности повторно использовать прежние лесные участки. Лесозаготавливающие предприятия вынуждены бросать использованные участки, и переходить к новым. Это ведёт к экологическим проблемам из-за больших площадей вырубки с нарушения экосистемы, а также к росту издержек предприятий и государства.

Увеличение расстояния от лесосек до лесоперерабатывающих предприятий ведёт к росту логистических издержек. Просто увеличение расстояния от места вырубки до комбината – не единственный фактор, хотя в Швеции заводы обеспечиваются сырьём на расстоянии вывозки не более 120 – 150 км, а в России нормой считается 300 – 400 км в большинстве лесных регионов. Постоянная смена места рубки не позволяет обустраивать постоянные лесные дороги. В среднем в России на 1000 га леса приходится 1,5 км лесных дорог, в Сибири – ещё меньше. А в Финляндии на 1000 га леса приходится порядка 40 км лесных дорог, которые используются и для ухода за лесом, и для вывоза древесины (источник: Российская газета, печатная версия).Использование неподготовленного леса также снижает объёмы заготовки. Если в России по данным Федерального агентства лесного ежегодная заготовка на 1 га леса составляет 0,4 м 3 , то в США – 1,7 м 3 , в Швеции – 2,8 м 3 , в Финляндии – 2,9 м 3 .

Государству также невыгодна подобная схема работы: на 2019 год в рамках нацпроекта «Экология» запланировано выделение субъектам РФ такого-то 151 млрд. руб. Практической пользы от такого леса – минимум.

Раздел V. Выводы и предложения

Для сохранения лесов и повышения эффективности предприятий лесной промышленности эксперты Института актуальной экономики предлагают:

1) Увеличить штат сотрудников лесного надзора, которые будут иметь право проверять и вырубки лесов, и транспортировку лесо- и пиломатериалов. После реформы 2007 года штат сотрудников лесного надзора сократился со 100 тыс. человек до 22 тыс. человек. На данный момент просто некому осуществлять оперативный надзор за рубкой леса и выявлять нарушителей. Увеличение штата позволит оперативно выявлять незаконные лесосеки, которые остаются брошенными без должного ухода после работы «чёрных лесорубов», и идентифицировать самих нарушителей.

2) Усиливать орбитальный мониторинг лесной поверхности для оперативного контроля за изменением лесного покрова. Наземный мониторинг вырубки леса не позволяет на 100% выявлять случаев незаконной вырубки леса. Развитие орбитальной группировки для оперативного мониторинга позволит точно оценивать динамику изменения лесного покрова и выявлять незаконные лесосеки в труднодоступных местах вдали от органов лесного надзора.

3) Предоставить лесозаготавливающим предприятиям гарантии долгосрочного пользования лесом (передача леса в собственность или увеличение срока аренды минимум на 100 лет). Текущие правило с максимальным сроком аренды в 49 лет делает восстановление лесов и уход за молодняком нецелесообразным. Увеличение срока использования леса позволит предприятиям планировать работу на выделенном участке в долгосрочной перспективе, и сделает целесообразным и экономически выгодным уход за молодняком.

Это интересно:  Вырубка леса в охранной зоне

4) Постепенно ограничивать выдачу разрешений на вырубку новых участков леса вплоть до полной отмены на протяжении 70 лет. Сейчас лесозаготавливающим компаниям проще каждый раз после вырубки переходить на новые участки нетронутого леса. Ограничение выдачи разрешений будет стимулировать лесозаготавливающие предприятия восстанавливать леса, повышать их качество и использовать повторно.

Данные меры позволят сократить транспортное плечо от перерабатывающих заводов, развивать сеть лесных дорог, поддерживать прежнюю площадь лесного покрова, сохранять экосистему лесов, повышать эффективность работы лесозаготавливающих и лесоперерабатывающих предприятий, что приведёт к увеличению доли России на рынке экологически чистого сырья из восстанавливаемых ресурсов.

В 1989 Г. СССР ЗАРАБОТАЛ ОТ ЭКСПОРТА ЛЕСА БОЛЕЕ 2 МЛРД. РУБ. Будем ли мы торговать лесом?

Наряду с нефтью и природным газом лес является одним из основных экспортных товаров Советского Союза. Так будем ли мы в будущем по- прежнему продавать его за границу или все-таки займемся сохранением национальных лесных богатств? Об этом в беседе с корреспондентом «АиФ» Ю

Наряду с нефтью и природным газом лес является одним из основных экспортных товаров Советского Союза. Так будем ли мы в будущем по- прежнему продавать его за границу или все-таки займемся сохранением национальных лесных богатств? Об этом в беседе с корреспондентом «АиФ» Ю. СИГОВЫМ рассказывает генеральный директор В/О «Экспортлес» Ю. ВАРДАШКИН.

ЭКСПОРТ ЛЕСА из России насчитывает более четырех веков, и начался он еще во времена Ивана Грозного. В 1988 г. (данные за 1989 г. еще не поступали) за границу из СССР было экспортировано 20,5 млн. м»sup»3″/sup» деловой древесины (6,7% всего ее производства в стране), 8,2 млн. м»sup»3″/sup» пиломатериалов (8%), 0,4 млн. м»sup»3″/sup» клееной фанеры (18,1%).

— В какие страны поставляются лес и лесоматериалы из Советского Союза, и сколько мы заработали от его экспорта, к примеру, в прошлом году?

— Обычно лесной экспорт в год приносит государственной казне доход около 2 млрд. инвалютных рублей. В 1989 г. эта цифра достигла 2,28 млрд. инв. руб., а лес в СССР закупали 67 стран. В основном круглый лес отправляется в Японию, Китай, государства Восточной Европы и Скандинавию; пиломатериалы — во все европейские страны, кроме Швейцарии и Мальты. В Европу отправляем и мебель, но ее количество (всего 0,4% национального производства) лишь символически обозначает советское присутствие на рынке.

По общему объему лесоэкспорта Советский Союз занимает в мире пятое место, уступая США и Канаде, а также Швеции и Финляндии. При этом в советском лесном экспорте более 60% составляют товары низкой переработки (круглый лес и пиломатериалы), а у ведущих западных стран более 60% приходится на целлюлозу и бумагу.

— А по каким ценам мы продаем лес за границу? Не обходится ли его закупка в СССР для наших друзей из Восточной Европы дешевле, нежели государствам, имеющим конвертируемую валюту?

— Каждый вид лесоматериалов продается СССР по мировым ценам, исходя из его качества и условий поставки независимо от «дружеского» или «недружеского» отношения к нам тех или иных государств.

Что же касается конкретных цен, то, скажем, березовая фанера, идущая в основном в Англию, стоит 300 инв. руб. за кубометр, пиловочник для Японии — 60 инв. руб. за 1 м»sup»3″/sup», а целлюлоза, экспортируемая в Западную Европу, — по 330 инв. руб. за тонну.

— Мы подошли, пожалуй, к самой болевой «точке» нашего лесного экспорта — вывозу из СССР за границу бумаги, на нехватку которой в стране жалуются все печатные издания.

— Советский Союз действительно экспортирует целлюлозу (1,1 млн. т — 12% ее производства в стране), картон (400 тыс. т — 9%) и бумагу (700 тыс. т — 11%). Что касается бумаги, то мы поставляем ее по межправительственным соглашениям в страны Восточной Европы, на Кубу и во Вьетнам.

При этом экспорт нашей бумаги крайне затруднен из-за несвоевременности ее доставки: советские организации, например, могут поставить бумагу заказчику лишь через 2 месяца после заключения контракта, а Скандинавские страны — в любую точку мира уже через 24 часа.

— А как обстоит дело с вывозом макулатуры за рубеж? Ведь большая часть собираемых населением бумажных отходов вывозится на переработку в такие страны, как ФРГ и Финляндия?

— Прежде всего хочу отметить, что экспортом макулатуры наше объединение не занимается. Некоторое время макулатуру поставляли за рубеж через «Новоэкспорт», но затем и этот канал перестал работать. Дело в том, что на западном рынке требовали от нас предварительно сортировать макулатуру и прессовать ее в кипы, для чего в Советском Союзе нет подходящих условий.

— Не секрет, что в связи с нехваткой рабочих рук «экспортный лес» в СССР валят не только бригады «зеков», но и иностранные рабочие — корейцы, кубинцы, болгары. Насколько оправданно с точки зрения «валютной окупаемости» привлечение заграничной рабсилы, которая к тому же зачастую ведет вырубку по принципу «после нас — хоть потоп»?

— Экспорт леса приносит нашему государству немалые доходы в валюте. Как она распределяется и достается ли что-нибудь от «валютного пирога» непосредственным заготовителям древесины — лесорубам?

— «sup»3″/sup»/»sub»4″/sub» валюты, зарабатываемой от экспорта леса и лесоматериалов, поступает в госбюджет, менее 10% идет в централизованный фонд Министерства лесной промышленности (на эти деньги осуществляется закупка за рубежом необходимого оборудования и запчастей для лесокомбинатов), оставшаяся часть отчисляется предприятиям — поставщикам леса.

— Так будем ли мы и дальше распродавать лесные богатства наши ради получения валюты?

— Вряд ли термин «распродажа» можно отнести к государственной внешнеэкономической деятельности: мы продаем за рубеж то, что предписано нам государственным планом, который и определяет объем валюты, который «Экспортлес» должен получить. Думаю, что в ближайшее время и на перспективу экспорт леса из СССР будет продолжаться. В принципе — в этом нет ничего зазорного — все государства мира, обладающие значительными лесными запасами, активно участвуют в торговле древесиной, причем к немалой для себя выгоде.

О лесозаготовках и лесовосстановлении в СССР

Сейчас, когда проблема с вырубками лесов наконец-то задела общественность, люди разделились на два фронта. Так на самом деле было всегда! С одной стороны (и благо — это все-таки основное большинство людей) понимают, что бесконтрольные вырубки здорового леса приведут к экологическим бедствиям. С другой стороны – это те люди, которые любят громко сравнивать лесозаготовки сегодня с лесозаготовительными работами в СССР. Хочу сегодня этот вопрос задеть особо! На сегодняшний день проблема не в том, что леса вырубают. Все-таки бумажной продукцией пользуемся мы с вами постоянно и древесина в быту необходима. Проблема в том, что лесные запасы Сибири и Дальнего Востока (прежде всего) не восстанавливаются. Любителям сравнивать РФ с СССР, хочу обратить внимание, что наши советские предки имели совесть и восстанавливали леса, да не столько сколько вырубили, а гораздо больше. Специально для вас я ниже опубликую статью 70-х годов, когда вырубки были очень важны для советского союза. В СССР было развито лесничество, работали экологи и очень много было специалистов в области лесного хозяйства. Помнится, кто-то из читателей даже приводил цифры, мол в СССР вырубали больше лесов, чем сейчас. И тут вопрос напрашивается сам собой: а кто знает каковы объемы лесозаготовок сейчас? В СССР вели учет, сейчас его нет. Нет ни единой организации, которая бы достоверно сообщала точные данные о вырубках. Мы видим картину со спутника, видим съемку с воздуха – и ориентируемся на факты. Да и восстановление лесов в наше время не происходит, его нет и не планируется. Как правило сейчас леса могут «для вида» восстановить в парке, возле тракта, возле значимых объектов, а вот тем великим делом (я сейчас говорю о восстановлении лесов), которым действительно славился советский народ – не занимается никто. Никто не восстанавливает леса там, где их погубили. Площадь лесов в России в СССР составляла 55%, постоянно проходили научные и общественные собрания по вопросам лесозаготовок и лесовосстановления.

Это интересно:  Вырубка лесов в Архангельской области

Ну и напоследок. Нельзя сравнивать время сейчас и время СССР, потому, что тогда, лесозаготовки принадлежали нам. Сейчас лес на нашей земле заготавливают китайские соседи. Вот если бы они не владели предприятиями по лесозаготовкам, а покупали бы у нас древесину, при этом наши компании занимались лесовосстановлением после вырубок – тогда мы могли бы равняться на советский народ! А сейчас, любые попытки сравнивать два совершенно разных мира, это не больше, чем упорное желание «сказать хоть-бы что».

Статья о вырубке леса в СССР. Время: 70-е годы.

По научно обоснованным нормам без всякого ущерба для судьбы наших лесов можно сегодня увеличить рубку с 400 до 625 миллионов кубометров. Пока мы не воспользовались этой возможностью по той причине, что многие зеленые массивы расположены в отдаленных районах, к ним нет дорог. Но большие работы по освоению богатств Сибири и Дальнего Востока не прекращаются. И это позволило за последние десять лет сократить объем лесозаготовок в малолесных районах европейской части страны.

Теперь вернемся к приведенным вами выдержкам из зарубежной прессы. Я бы мог к ним прибавить немало высказываний крупных иностранных специалистов, услышанных при встречах с ними у нас в Москве, да и за границей. Тут, думаю, уместно будет сказать и о симпозиуме, проведенном в Москве по просьбе продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН. В нем участвовали ученые двадцати четырех стран. Речь там шла о влиянии леса на внешнюю среду. Гости отмечали, что многому здесь можно поучиться у Советского Союза. Совсем недавно, беседуя со шведскими специалистами, я рассказал им о создании у нас Центрального института генетики и селекции древесных растений. И надо было видеть, с каким изумлением выслушали они это сообщение. Дело в том, что до нынешнего времени подобными проблемами занимались лишь отдельные лаборатории. Вы, конечно, слышали о «безостой-1» академика П. П. Лукьяненко. Сейчас и у нас, в лесном хозяйстве, ведется громадная селекционная работа. Создается сеть питомников, которые дадут высококачественные посадочные материалы, а с плантаций в ближайшие 15—20 лет мы получим прекрасные семена. Думается, что и в нашей отрасли хозяйства появятся свои Лукьяненко, свои «безостые-1».

И вот что интересно, на упомянутом симпозиуме выступил представитель США и заявил: «Мы должны учитывать, что частная собственность на землю также мешает в этом вопросе (имелись в виду защита природы, обработка земли). Мы должны помнить, что успешно эта проблема может быть решена только в большом масштабе».

Конечно, очень приятно, что прогрессивные люди всего мира, обеспокоенные судьбой биосферы, цитируют Антона Павловича Чехова, советских ученых, писателей. Десятки тысяч наших лесничих, лесников, рабочих, служащих, которые изо дня в день заботятся о расширении зеленых массивов, могут с еще большим основанием, чем чеховские герои, сказать о посаженных их руками деревьях, могут с полным основанием заявить, что улучшение климата не просто «немножко», а в громадной степени — в их власти. Леса будущего на наших глазах поднимают свои вершины к небу. Кто не знает, сколько бед претерпели в последнюю войну леса Белоруссии. Они горели, там шли бои… И вот сейчас километрах в ста пятидесяти от Минска, по дороге на Брест, поднявшись на мост, можно увидеть на полях былых сражений обширнейшие лесные массивы, привлекающие внимание своей стройностью, ухоженностью. А ведь все они ровесники Дня Победы. Им едва исполнилось 26 лет. Их площадь за послевоенное время только в одной Белоруссии достигла миллиона трехсот тысяч гектаров.

О судьбе вырубок. Не образуется ли разрыва между ними и восстановлением порушенных богатств? Что ж, тревога вполне понятная. Нам, работникам Государственного комитета, не раз приходилось выслушивать подобные вопросы. Вся наша деятельность подчинена именно тому, чтобы лесные массивы не только не уменьшались, а всемерно увеличивались. Тут словами ничего не докажешь, возразите вы. Вполне согласен, так вот, знакомьтесь — цифры! За восьмую пятилетку было вырублено 10,2 миллиона, а восстановлено 11,2 миллиона гектаров. И не только восстановили, но и создали леса там, где их прежде вовсе не было. Все более, широкое развитие получает реконструкция малоценных насаждений. Ежегодно на десятках тысяч гектаров вместо низкопродуктивных осинников и ольшаников выращиваются культуры дуба, сосны, ели, лиственницы. И в новой пятилетке восстановление леса превысит вырубку на два миллиона гектаров. Думаю, что эти цифры способны убедить людей, которые иногда не прочь, чаще всего без всякого основания, сетовать, что вот-де, мол, губят леса…

Значение леса в нашей жизни

Значение нашего зеленого друга трудно переоценить. Многомиллионные тиражи наших газет, журналов, книг — это бумага, полученная после переработки древесины. Без помощи зеленого друга не обходится ни одна отрасль индустрии, строительства, сельского хозяйства. Не говоря уже о медицине, отдыхе трудящихся. Взять, например, оздоровительные зоны вокруг городов. Для них установлен особый режим, обеспечивающий наиболее благоприятные санитарно-гигиенические условия. Генеральным планом развития Москвы предполагается расширить площадь этой зоны до 275 тысяч гектаров. Вокруг Ленинграда создается зеленый пояс площадью более 100 тысяч гектаров. Такие же зоны появятся вокруг многих других городов.

На полях лес защищает почву от эрозий, посевы — от засух и суховеев. Наука и практика убеждают нас на конкретных примерах, что на землях колхозов и совхозов с полезащитными полосами урожаи зерновых повышаются в среднем на 2—2,5 центнера с гектара. Зеленый друг — это н деревья в полупустынных, степных районах страны, защита истоков рек, водного режима, охрана гор и дорог. Всюду мы ощущаем присутствие зеленого друга.

В заключение хотелось бы рассказать о тех, кто посвятил жизнь лесу: о лесничих, лесниках, техниках, рабочих и служащих, инженерах, ученых, об их семьях. Человека в форменной фуражке с золотой дубовой веткой на околыше (таков наш герб) не часто встретишь на улицах, в поезде, самолете. И он, и его семья проводят всю жизнь в лесу. Он не только занят посадкой новых деревьев, уходом за старыми, не только оберегает зеленые богатства от вредителей, браконьеров, но на его долю выпадают более трудные задачи. Этот человек героически борется со стихийными бедствиями, с пожарами. Труженики лесного хозяйства вооружены самой совершенной техникой, авиацией, вертолетами. При необходимости на помощь им приходят парашютные отряды. Но все равно, как правило, первые удары принимают на себя лесничий, лесник, техник, рабочие, служащие. Не случайно День работника леса стал у нас большим народным праздником, и мне хочется поздравить армию людей, посвятивших свою жизнь охране природы, созданию лесов будущего, пожелать им больших успехов в их нелегком труде.

(Статьи из советских газет и журналов)

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector