+7 (499) 938-69-47  Москва

+7 (812) 467-45-73  Санкт-Петербург

8 (800) 511-49-68  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Вырубка лесов в красноярском крае 2019 год

В крае периодически появляются так называемые чёрные лесорубы, которые без разрешительных документов занимаются заготовкой ценных пород дерева, оставляя после себя загубленные поляны. Чтобы не попадаться на глаза, они забираются далеко в глубь леса, и найти их порой можно только при помощи авиапатрулирования.

Один из таких рейдов на днях провели в Богучанском районе сотрудники подразделений по борьбе с экономической преступностью краевой и районной полиции совместно с Росгвардией и ГИБДД. В ходе рейда оперативники выявили нарушения порубки древесины на территории нескольких лесничеств и нашли целую полосу вырубленного леса протяжённостью два километра. Ущерб экологии составил около 1,5 млн. рублей. На водителей лесовозов составлены 52 административных протокола, в том числе за отсутствие тахографов и неисправность техники.

И без авиапатрулирования всё видать…

Рубят не только глубоко в тайге. Рубят и поблизости к городам. Так, в Канском районе полицейские задержали чёрных лесорубов, которые в начале сентября прошлого года заготовили более 100 кубометров сосны. Сумма ущерба составила 800 тысяч рублей. Следователи полиции возбудили в отношении подозреваемых уголовное дело по статье «Незаконная рубка лесных насаждений». Задержанным грозит до 7 лет лишения свободы.

Пригород Красноярска рубят и вовсе по-чёрному. Дело Минчика в Берёзовском районе стало укором всем правоохранительным органам края. Слава Богу, поселкового депутата отпустили из следственного изолятора… А вот берёзовские чёрные лесорубы отмазались. Потом рубки продолжились и по берегам Манны, и даже в заповеднике «Столбы».

В природоохранной зоне рубят лес

И, похоже, минусинские чёрные лесорубы тоже отмажутся – так сейчас говорит весь Минусинск. Ведь, по некоторым сведениям, рубку прикрывали люди в погонах. Вопиющий факт! А вот как дело происходило…

В минувшие выходные в Минусинском районе, в сосновом Кривинском бору (уникальный природный массив хвойных пород, преимущественно сосны, примыкающий к озеру Тагарское. Кривинский бор – памятник природы. Прим. редакции), непосредственно в особой природоохранной зоне обнаружена очередная вырубка леса. Отдыхающая на снегоходах молодёжь случайно обнаружила неприглядную картину (см. фото): работает спецтехника, рядами складируется добротный лес, уже выпилено несколько гектаров молодой сосны (из ТВ-репортажа «СТС-Минусинск»).

Всего в пяти километров от санатория «Сосновый бор» уже несколько месяцев шла заготовка леса. После тревожного сигнала 11 февраля, после 15 часов, на место событий выехал заслуженный строитель России, директор ОАО «Санаторий «Сосновый бор» и народный смотритель уникальных целебного озера и бора Вадим Петрович Федяев.

Приводим выдержку из письма неподкупного борца за озеро Тагарское Вадима Федяева на имя всех полицейских начальников края, губернатора, министров и глав…

«…Сообщил о происшествии в дежурную часть полиции. Вызов принял капитан полиции Кисляк, который рекомендовал мне дожидаться приезда работников полиции. Подождав час, я не выдержал и поехал в лес по просёлочной дороге. По следам выехал к месту рубки, где обнаружил заготовленный сортимент леса длинной 4 метра, сложенный в штабеля (ориентировочно 100 куб. метров). Вся древесина здоровая, что исключает санитарную рубку.

С учётом количества снега на некоторых штабелях и его отсутствия на других можно сделать вывод, что незаконная вырубка и заготовка леса проводились не менее нескольких дней, в том числе накануне ночью.

Площадь незаконной вырубки составляла 4 га на четырёх участках: на одном участке лес был заготовлен, на втором его было меньше, на двух уже не было. От участков к просёлочной дороге вели следы грузового транспорта.

В декабре 2016 года и 10 января 2017 года Кривинский бор инспектировала дирекция особо охраняемых природных территорий Красноярского края (Южный филиал), однако ею описываемых правонарушений выявлено не было, соответственно какие-либо меры не принимались.

Создаётся впечатление, что указанная организация (Южный филиал дирекции, руководитель Лисовой В.Н.) не выполняет возложенных на неё обязанностей, а охраняет «чёрных лесорубов», которые преступно вырубают отборный лес (сплошная, а не санитарная рубка!) на особо охраняемой природной территории, не боясь представителей закона».

Далее Федяев В.П. пишет о принятии мер, указывает на различные Постановления и Законы…

Прав Федяев!? Следствие это покажет (если, конечно, оно будет). Но пока события разворачиваются ни шатко ни валко.

Наше издание получило сигнал бедствия 13 февраля. ТВ-репортаж вышел 13-го и с повтором 14 февраля. К моменту выхода очередного номера газеты мы уже знаем, что руководитель санаторно-курортного хозяйства Федяев провёл «независимую экспертизу», пригласив на вырубку лесников из Шушенского бора, дабы исключить предвзятые мнения. Выводы сделаны ещё жестче, чем в заявлении правоохранителям. Обнаружено 5 участков и более 4 га вырубки. Нетрудно посчитать пеньки, маршруты вывоза леса, как и то, что сухостой и худую древесину никто не берёт. Она не нужна. Необходима экспортная, ствол к стволу обчищенная древесина.

И вот накануне выхода газеты по органам пошла «отбивка», что виновных нет, что это всё санитарная рубка, точнее прореживание (!).

Зададим наивные вопросы и тем, кто это делал, и тем, кто должен выявить нарушения. Редакция не верит, будто те, кто рубит, и те, кто в погонах, заодно…

Почему участки для санитарной или иной рубки выбраны именно эти?

Почему вырубка идёт сплошным методом?

Почему не вырубается и не вывозится сухостой?

И, наконец, отчего к моменту приезда Федяева В.П. на делянах не оказалось ни одного человека, хотя брошенные костры горели повсюду?

Это интересно:  Вырубка городских лесов 2019 год

Господа, все, кто присматривает за лесом, бережет его, растит и… зарабатывает бабло, если вы всё делаете законно, что же вы боитесь общественности? Не работаете открыто? Не ставите в известность депутатов Минусинского районного Совета? Разве трудно заранее согласовать места прореживания и санитарных рубок? В итоге воруете у себя и других поколений здоровье и губите природу!

С 2007 года минусинские боры сильно страдают от массовых пожарищ. Ещё на памяти трагедия с массовыми жертвами в районе ст. Минусинск и п. Зелёный бор, когда сгорели дачные садовые общества и люди. Пожары, пусть без жертв, повторились и в 2010-м, и в последующие годы. Вокруг уникального озера Тагарское не дают организовать посадки, не делают лесозащитные полосы. Уже прежних районных администраторов нет, а чёрное дело продолжается.

Андрей Думанский

фото Вадима Федяева и его коллег

Бор-невидимка

Законодательные коллизии позволяют вырубать лес в промышленных масштабах

Автор: Елена Лалетина

Оголтелыми вырубками леса в Красноярском крае давно никого не удивить. Богатство нашего региона слишком привлекательно для предпринимателей. Все споры относительно правомерности уничтожения тайги решаются с точки зрения существующих законов. Но сегодня в районах края поднимается другая, не поддающаяся здравому смыслу, проблема. Лес вырубают там, где его… не существует.

Не сеять, а рубить

В Ирбейском районе проблема вырубки леса на землях сельхозназначения – одна из самых больных. Депутаты чуть ли не на каждой сессии ищут ответ на вопрос: как остановить беспредел, творящийся по закону? Ведь по документам в местах рубок располагаются пустые территории, а на самом деле произрастает хвойный промышленный лес. Депутаты отмечают: рубят предприниматели не глубоко в тайге (там тоже существуют незанятые земли сельхозназначения, хотя какое сельское хозяйство можно вести в глухом бору?), а рядом с населенными пунктами, там, где испокон веков ирбейцы собирали грибы и ягоды. Все понимают: отсюда проще вывозить древесину.

О вырубках в Ирбейском районе уже легенды складывают. Говорят, лес здесь кромсают огромными пластами.

Так ли это, мы решили выяснить сами. Проводить нас на место вырубок взялся местный депутат Сергей Чеусов.

…Дорога уходит в лесную зону, но до настоящей тайги с ее глухоманью мы так и не доехали. Свернули за село Мельничное и наткнулись на склад деловой древесины.

– Эта площадка лет пять назад была отдана предпринимателю под ведение сельского хозяйства, – рассказывает Сергей Чеусов. – Но он до сих пор деревья не валил, начал только в апреле 2018 года. Когда отдавали, прекрасно знали, что на этой земле находится, хотя лес здесь не оформлен. По документам на участке располагается поле. Самое печальное в этой истории: мы никак не можем добиться того, чтобы лес узаконили.

Вглубь бора уходит разбитая лесовозная дорога. Идем по ней и диву даемся: корабельные сосны скоро заканчиваются, и перед нами открывается луг с торчащими отовсюду пнями, заваленный остатками погибшего под топорами вальщиков леса.

– Еще недавно рубщики ближе стояли, – замечает ирбейский депутат. – Сейчас дальше ушли.

Вагончик вальщиков действительно стоит в отдалении, почти вплотную к еще целой стене деревьев. Рабочие отдыхают, у них обеденный перерыв. На наши вопросы только руками разводят: «Мы наемные, деньги зарабатываем, чтобы семьи кормить. А что делать, если у нас законы такие?»

После обеда к складу бревен один за другим подходят лесовозы. Штабеля готовой продукции быстро уменьшаются. Но ненадолго: на краю леса уже заработал трелевочник – вальщики принялись за работу.

Поле и пустота

Земли сельхозназначения с лесными насаждениями предприниматели берут якобы для разработки полей. Деревья вырубают как ненужный мусор, мешающий посадкам зерновых. Но большинство депутатов Ирбейского райсовета уверены: бор на таких участках вырубят, а поля так и не появятся. Во-первых, земли не подходят для ведения сельского хозяйства – глина и песок. А во-вторых, уже есть в районе печальный пример хозяйствования на очищенных землях сельхозназначения. За деревней Васильевкой по обе стороны дороги раскинулись те самые легендарные безбрежные вырубки. Местные жители говорят: зачищать территорию здесь закончили около года назад. С тех пор поля стоят брошенными, ничего на них не появилось.

– Если нельзя рубки остановить, то хотя бы в бюджет района с заготовки деловой древесины платили, – сетует Сергей Чеусов. – Мы бы на эти деньги дороги, школы отремонтировали.

Сколько таких участков в районе (предполагают, их площадь достигает 100 тысяч гектаров) и на каких условиях заключались договоры на выделение облесенных земель, депутаты не знают. Говорят: несколько раз запрашивали у главы района документы, но так их и не получили. Прежний руководитель муниципалитета Игорь Анциферов сложил свои полномочия полтора месяца назад, новый – исполняющий обязанности – еще не до конца вник в дела.

Это интересно:  Вырубка леса в охранной зоне 2019 год

– Я считаю, нужно просто расторгнуть договоры, – замечает депутат райсовета. – Специалисты администрации могут приехать, обмерить вырубки и выставить ущерб. Но никто не хочет этим заниматься.

Хотя в августе в районе создана комиссия по выделению земель сельхозназначения. Депутат признает: с тех пор еще никому участок не дали.

Государственное – значит ничье?

Первые облесенные наделы в Ирбейском районе выделялись еще краевым министерством, только год назад эти полномочия передали муниципалитету.

– По закону такие земли выдаются в безвозмездное пользование. Берут их только из-за леса, потому что он приносит баснословные прибыли, – уверена исполняющая обязанности главы Ирбейского района Ольга Питомцева. – Условие предоставления участка – наличие плана рекультивации, но рассчитан он на 10 лет. То есть сегодня взял надел, лес вырубил, а отчитаться можешь только через 10 лет. А там и след предпринимателя простыл. Понятно, что никто не будет эту землю рекультивировать.

Ольга Николаевна сетует: идут лесовозы, а району даже копейки не дают. Пытались их остановить, отправляли на штрафстоянку за нарушение правил перевозки древесины, но правоохранители быстро осадили представителей местной власти: не имеете права.

– Куда мы только не обращались: в полицию, прокуратуру, прошли множество арбитражных судов. Везде отказ: «Вы не правы», – говорит Ольга Питомцева. – Мы даже претензию на возмещение ущерба не можем предъявить: земельный участок в нашей собственности, стоит на кадастровом учете, а лес, на нем произрастающий, – ничей. А нам только советы дают, как поступить с такими наделами. Например, создать муниципальное лесничество. Но его содержать надо, а у нас даже на кадастровый учет леса денег нет – район дотационный. На это 10 млн рублей требуется.

Исполняющая обязанности главы района понимает: хорошо бы эти участки передать в гослесфонд, ведь есть и особо ценные наделы, деревья на которых нужно сохранять.

– Не моя это компетенция. Владелец лесного фонда – государство, – замечает руководитель Ирбейского лесничества Николай Ильин. – Решения принимаются на уровне края. А рубка здесь идет беспредельная. Красивые боры вокруг деревень, которые сто лет стояли, сейчас вырубаются. Десятки людей со своими бригадами тащат лес в разные стороны. Бывает, и в гослесфонд залазят, но мы поправляем.

Николай Иванович рассказывает: сейчас в арбитражных судах несколько дел о незаконных рубках – валили лес на землях сельхозназначения и чужую территорию прихватили. В ведомстве Ирбейского лесничества 912 тысяч гектаров. Последний раз в гослесфонд участок передавали в 1993 году – подсобного хозяйства химкомбината «Енисей» (после развала предприятия). Решение выносил Ирбейский райисполком.

– Я до сих пор лесоустройство тех пяти гектаров не сделал, – уточняет руководитель лесхоза. – Денег нет. Только в следующем году получится.

Отказать нельзя заволокитить

Сейчас районная администрация поставила перед собой цель доказать, что лес так же, как и земля, на которой он растет, принадлежит муниципалитету. Написали письмо в краевое министерство лесного хозяйства: внесите строчку «земли сельхозназначения, покрытые лесом». Ждут ответа.

Эта формулировка позволит муниципалитету отстаивать свои права в прокуратуре и суде. А также сдавать эти земли в аренду по более высокому тарифу. Такому, при котором даже заготовка древесины будет нерентабельной.

– А пока мы можем только затягивать выделение наделов, – говорит Ольга Питомцева. – Если уж отказать не можем (по закону личным подсобным и крестьянско-фермерским хозяйствам или тем, кто представляется таковыми, обязаны давать определенные площади в безвозмездное пользование без всяких аукционов, кто первый подал заявление. – «НКК»), то хоть заволокитить.

Фото: Олег КУЗЬМИН

P. S. Тема вырубки леса на землях сельхозназначения актуальна для многих районов Красноярского края. Мы продолжим ее обсуждение на страницах нашей газеты с привлечением специалистов министерства лесного хозяйства края и депутатов Законодательного собрания.

Ссылки по теме:

Все лесные пожары потушили в Красноярском крае

В минлесхозе края ответили на претензии Счетной палаты

Владимир Векшин: «Для решения проблемы «белых пятен» в Красноярском крае проводится инвентаризация бесхозных земельных участков, на которых расположены леса»

Мария Александрова, фото: Александр Белов

Несколько лет назад в Красноярском крае участились случаи рубок насаждений на земельных участках, не входящих в состав государственного лесного фонда. Аналогичные преступные схемы были выявлены в Емельяновском, Березовском, Манском, Сухобузимском, Ачинском, Тасеевском и Богучанском районах. Согласно Лесному кодексу, квалифицировать данные нарушения как незаконные лесные рубки не представлялось возможным. В ходе разбирательств выяснилось, что в большинстве случаев леса вырубались на земельных участках сельскохозяйственного назначения, которые были переданы гражданам и юридическим лицам на законных основаниях. Пути решения наболевшей проблемы обозначили краевые власти. Какие меры для наведения порядка уже приняты и что еще предстоит сделать – эти и другие вопросы мы обсудили с исполняющим обязанности министра лесного хозяйства края Владимиром Векшиным.

Владимир Николаевич, тема так называемых «белых пятен» актуальна на территории нашего региона на протяжении нескольких лет. Каков, по данным Вашего министерства, масштаб бедствия? Это повсеместная проблема или она касается отдельных территорий?

Действительно, наши государст­венные инспекторы в ряде районов края столкнулись с фактами рубок лесных насаждений на землях, не входящих в состав гослесфонда.

Это интересно:  Вырубка леса в свердловской области 2019 год

Здесь необходимо отметить, что министерство лесного хозяйства края осуществляет государственный лесной надзор лишь на территории гослесфонда, где мы имеем право выявлять факты незаконных рубок и привлекать нарушителей к ответст­венности. Что касается земель иных категорий, даже если на них произрастают многовековые леса, то предпринимать какие-либо действия на данных территориях – уже не в нашей компетенции.

Факты незаконных рубок на землях, не относящихся к гослесфонду, были зафиксированы в Емельяновском, Березовском, Манском, Сухобузимском, Ачинском, Тасеевском и Богучанском районах. Стали разбираться в ситуации. Выяснилось, что в большинстве районов края местные власти не установили ставки платы за пользование лесами, а значит и посчитать ущерб не представлялось возможным, а без этого правоохранители не могли привлечь нарушителей к уголовной ответственности. При активном содействии нашего министерства в Емельяновском, Березовском, Большемуртинском и Тасеевском районах были разработаны и приняты ставки платы за единицу объема лесных ресурсов, а также ставки платы за единицу площади лесного участ­ка, находящегося в муниципальной собственности. По названным фактам незаконных рубок были проведены межведомственные экспертизы в сос­таве сотрудников ГУ МВД России по Красноярскому краю, специалистов нашего министерства, филиала ФГБУ «Рослесинфорг» «Востсиблеспроект». По итогам этой работы подготовлены и переданы в правоохранительные органы экспертные заключения с указанием объема и ущерба от незаконных рубок.

Так, в Березовском районе по фактам незаконной рубки лесных насаждений, находящихся в муниципальной собственности, возбуждено 6 уголовных дел. Факты рубки зарегист­рированы на бывшей территории Горно-химического комбината. На сегодняшний день, согласно сведениям, представленным в публичной кадастровой карте Красноярского края, категория земельных участков, на которых совершена незаконная рубка, не разграничена – сведения отсутствуют. Аналогичные случаи зафиксированы и в Емельяновском районе, где факты рубки были выявлены на территории бывшего подсобного хозяйства «Дорожник», которое уже ликвидировано. Такая же ситуация и в Большемуртинском районе.

Получается, что черные лесорубы в большинстве своем промышляют на тех земельных участках, где по разным причинам не определен их статус?

Да, показателен в этом случае пример Тасеевского района. Там незаконные рубки лесных насаждений были выявлены на участках, которые когда-то являлись сельскими лесами, однако при очередной реорганизации не были присоединены к государственному лесному фонду. Как результат, сегодня местные власти столкнулись с проблемой определения категории земель, из-за чего возникли трудности при регистрации права собственности на данные участки. Между тем, Тасеевский район в числе тех территорий, которые готовы создать муниципальное лесничество, которое бы целенаправленно занималось вопросами лесопользования.

А уточните еще вот какой важный момент. Какие механизмы решения данной проблемы сегодня есть у муниципалитетов?

По закону, чтобы использовать леса, расположенные на землях запаса, промышленности и сельхозназначения, их необходимо перевести либо в земли населенных пунктов, либо в земли лесного фонда. В первом случае распоряжаться и следить за порядком на них будут местные власти силами муниципального лесничества. Во втором – министерство лесного хозяйства края.

Что на сегодняшний день уже удалось сделать, чтобы сдвинуть дело с мертвой точки и навести порядок в использовании таких земельных участков?

Для решения проблемы «белых пятен» в Красноярском крае проводится инвентаризация бесхозных земельных участков, на которых расположены леса. Это первый важный и ответственный шаг в решении проб­лемы. Согласно распоряжению Губернатора края, выполняют эту работу специально созданные в районах комиссии, в составе которых есть, в том числе и специалисты лесничеств. Их главная задача – провести осмотры подведомственных земель с целью выявления и инвентаризации земельных участков с лесными насаждениями. После инвентаризации станет возможным запроектировать отнесение определенных участков к другой категории земель. Те районы, которые захотят включить данные участки в земли населенных пунктов, займутся вопросами изменения генеральных планов сельских поселений и создания муниципальных лесничеств. По остальным будет запущена процедура перевода данных участков в земли гослесфонда. Процессы эти длительные, но без них поставить точку в решении данной проблемы невозможно. Важно, что мы эту работу начали, и каждая из сторон сейчас выполняет взятые на себя обязательства.

А федерация чем-то может помочь?

Да, проблема в ближайшее время может решиться и на федеральном уровне. Так, Минприроды России в соответствии с поручением Президента РФ в 2015 году подготовило проект Федерального закона «О внесении изменений в Земельный кодекс РФ и Лесной кодекс РФ в части правового регулирования лесов и лесных насаждений, расположенных на землях сельскохозяйственного назначения и землях иных категорий». В сентябре этого года Губернатор Красноярского края направил в Минприроды России письмо о срочности внесения указанного законопроекта на рассмотрение в Государственную Думу и его дальнейшего принятия.

Статья написана по материалам сайтов: gnkk.ru, lpk-sibiri.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector